/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Полет на Марс /  Как мы будем жить на Марсе /  Бороться и искать, найти - и перестроить!  

Бороться и искать, найти - и перестроить!

От произведения к произведению, из эпохи в эпоху фантастическая идея становится все утонченней и изысканней, глубже и дерзче. Старыми находками, равно как и прошлогодними слухами о съемках «Третьего эпизода», никого не удивишь. Этим хороша НФ — постоянной эволюцией доктрин и попыткой заглянуть еще дальше, не забывая о непременной привязке ко дню сегодняшнему, отличной взлетной полосе для старта к «прекрасному далеко». Продолжая цикл «космических статей», мы обратимся к насущной проблеме Фантастики: поиску подходящих для заселения планет, их освоению и терраформированию. В этот раз оставим в покое необозримую Метагалактику и строго ограничимся планетами Солнечной системы, о которых нам известно практически все. Или не все?

Ловим читателя на телескопическую удочку

Приходилось ли вам читать «Марсианские истории»? К романам классика американской приключенческой фантастики Эдгара Райса Берроуза принято испытывать чисто сентиментальную привязанность — как к первым книжкам, открывшим врата в таинственный мир Фантастики. Эти «Истории» понятны любому школьнику — захватывающие, романтические, местами донельзя вычурные. С неизменными погонями по марсианской пустыне, схватками на мечах, полетами в гравитационных кораблях и гладиаторскими боями... Но и интересны они, через век после написания, будут разае что школьнику, который пока свято верит в пригодную для дыхания атмосферу Барсума («Barsoom» — туземное название Марса у Берроуза), искусственное происхождение пресловутых каналов, наличие зеленокожих марсиан и пленяющую глубину марсианских колодцев.

Столетняя эволюция Марса: от Герберта Уэллса до Грега Бира.

 

Вера в существование жизни на Красной планете захватывала многих авторов. В конце девятнадцатого века прогремела «Война миров» Герберта Уэллса, и толпы марсиан ринулись покорять Землю. С 1941-го — ведутся «Марсианские хроники» Рея Брэдбери, многое заимствовавшие из «Историй Барсума». Параллельно с ним работает Ли Бреккет, автор цикла рассказов о похождениях героя Эрика Джона Старкера по увядающему Марсу и соседним планетам. А еще — Роджер Желязны в «Розе для Экклезиаста», и многие-многие другие профессиональные мечтатели. В их произведениях на Марсе непременно можно дышать (хоть и с трудом), там высыхают оставшиеся худенькие речушки, а марсианки зачастую симпатичнее и привлекательней земных женщин. К середине семидесятых, когда космические зонды определили отсутствие в Солнечной системе планет, пригодных для жизни, этим авторам пришлось разложить свою телескопическую удочку и основательно посидеть у любительского телескопа на чердаке, чтобы выбрать подходящий плацдарм для фантастических изысканий. Какую-нибудь далекую планету далекой звезды, на которой еще могла теплиться жизнь, не убитая высоколобыми ученишками из NASA. Вовсе не потому, что не хотелось выглядеть в глазах поклонников НФ «не успевающими» за прогрессом — уж больно грустно сознавать, что еще вчера цветущий красным Марс... опустел.

Так направление «меча и планеты» (Sword & Planet) переросло в «космическую оперу», а телами Солнечной системы занялись авторы молодые и прагматичные. Сторонники «твердой» НФ и твердых намерений, практически во всем созвучные с озабоченными той же проблемой учеными.

Всем нам — купол!

А намерения последних оказались очень простыми и совершенно неромантичными: основать на планетах Солнечной системы космические станции, сами планеты превратить в сырьевые базы, климат в дальнейшем видоизменить, приблизив его к земному — чтобы человек смог беспрепятственно существовать вне Земли. В нашем «Рейтинге перспективности планет» (см. на полях) безоговорочным лидером ближайшей колонизаторской «пятисотлетки» оказался Марс.

Идиллическая картина "твердой" НФ

 

Самый простой и безотказный способ сделать Марс обитаемым — построить на нем герметические коммуникации с пропускающим видимый спектр излучения (опционально — ультрафиолет) покрытием и самообновляющейся климатической системой. Под такими куполами можно успешно выращивать приспособленные к условиям пониженной гравитации злаковые, пасти скот (хотя менее романтично и более практично выращивать животину в чанах), а на досуге играть в пионербол. Возводить такие купола несложно и относительно дешево. В разобранном виде станция в квадратный километр размером сможет с легкостью уместиться в грузовом отсеке первого марсианского корабля...

Теперь — реальность. На Земле вовсю идет и разработка таких станций, и исследование поведения человека в замкнутой среде. Проблема обновления кислорода уже решена: в 50-ых годах прошлого века профессор Шепелев прожил 2 месяца в камере объемом 5 кубометров (!) без какой-либо вентиляции — рядом с «реактором», в котором плавали одноклеточные фотосинтезирующие водоросли хлореллы. Микроорганизмы восстанавливали весь потребляемый ученым O2 и тем самым выполнили за два месяца работу, на выполнение которой в обычной природной среде потребовались бы тысячи лет. Единственное, что требовала хлорелла за свои труды — воду и солнечный свет. Исследования продолжались.

В 1990-м году в пустыне Аризоны была построена грандиозная конструкция, представляющая собой замкнутую природную систему общей площадью 1,27 гектар и объемом 204 тысячи кубометров. Она была полностью покрыта стеклянным колпаком, пропускающим 50% солнечного света. В семи независимых секторах расположились: микроокеан с системой волн, тропический и мангровый леса, пустыня, саванна, болото и жилье для людей. Специальные «легочные» установки контролировали давление внутри конструкции, чтобы не нарушить ее изоляции. В итоге проект под названием «Биосфера 2» (Biosphere 2) оказался в 50 раз надежнее в плане герметичности комплекса Space Shuttle, а замена воздуха не превышала 10% в год. Санаторий с видом на Землю и пара лунных трамвайчиков. Но, как ни странно, изначальной задачей «Биосферы» было не апробирование лунной станции в домашних условиях — создавали этот проект как полнометражный приквел к экстремальным сериалам «За стеклом» и «Последний герой».

Ну, еще чуть-чуть — к шоу «Голод», потому что поселенным в «Биосферу» четырем мужчинам и четырем женщинам пришлось в течение двух лет находить не только общий язык между собой — но и пищу. В частности, ее выращивать. Миллиардер Эдвард Басс, спонсировавший проект и экономно уложившийся в 210 миллионов «зеленых» (не марсиан), ставил основной целью проследить человеческие отношения в условиях дикой природы и полной изоляции. Вообще, проблема «уживаемости» людей в замкнутом пространстве — одна из излюбленных тем фантастики.

В произведениях Гарри Гаррисона «Спасательная шлюпка», «Врач космического корабля», «Давление», «Источник опасности» межличностные конфликты — стержень сюжета.

Роман Кима Робинсона «Красный Марс» (Red Mars) не изобилует вселенскими открытиями и загадками вымерших цивилизаций, что свойственно ранним книгам о Марсе. Это книга о людях.

Своеобразная «Мышеловка» Агаты Кристи, только в космических декорациях и красных тонах.

 Ученые, курировавшие космонавтов на станции «Мир», уже сталкивались с проблемой человеческого фактора. Процесс контролировал специалист в области космической психологии, внимательно наблюдая за психическим состоянием подопечных и в случае неурядиц изменяя распорядок дня. Когда настоящим хлебом порадует, когда водкой из тюбика, когда... Неизвестно только, транслировали ли им недетское кино. Воспитанием людей в теплице (в проекте их называли эконавтами) никто не занимался. Несмотря на то, что среди испытуемых не было супружеских пар, некоторые участники по окончании проекта сочли нужным заключить брак друг с другом. Помогло в этом, наверное, отсутствие «защитных тотемов» игры «Последний герой», камер в душевых кабинках — и наличие семи самых разнообразных романтических уголков.

Проект «Биосфера 2».

В научном плане проект показал свою частичную несостоятельность. «Биосфера 2» создавалась как замкнутая система со сбалансированным круговоротом веществ. Предполагалось, что растения будут перерабатывать в кислород всю выделяемую живыми существами углекислоту, черви и микроорганизмы — заботиться об отходах... Но уже через три месяца содержание кислорода в атмосфере катастрофически уменьшилось, страшно расплодились тараканы, а над пустыней каждое утро конденсировалась влага и шел дождь. Без внешнего вмешательства обойтись уже не удавалось, и в 1996 году после незначительной реконструкции проект передали Обсерватории Земли при Колумбийском университете. Однако открытия, сделанные учеными по завершении «гонки стандартов», поистине бесценны для организации инопланетных колоний. Вполне возможно, что в ближайшем времени ученым удастся создать идеальную «Биосферу», но тогда возникает справедливый вопрос: как приспособить ее к условиям пониженной гравитации других планет?

И такие эксперименты имели место быть. Разработанное в 2002 году устройство Andromeda Chamber смогло с точностью до мельчайших деталей воссоздать климатические условия красной планеты. В качестве грунта использовалась переработанная вулканическая почва, атмосферы — газовая смесь из азота и водорода. Внутрь симулятора Марса были помещены метанопродуцирующие бактерии, которые чувствовали себя очень неплохо даже в условиях пониженного давления и низких температур и потому активно выделяли метан. Раз бактерии прижились — значит, приживутся вирусы. А там, если верить агенту Смиту, и до людей недалеко. Что, безусловно, радует. Тирьямпампация (говоря на кондралингве) В фантастике с такими станциями обходятся просто. Для начала грохнут на нее метеорит, так что регулярно очищаемый от красной пыли специальными «дворниками» купол разлетится на тысячи маленьких осколков (копирайт — «Вспомнить все»). Потом наведут на очумевших от несчастья колонистов песчаную бурю, каких не знала история (копирайт — «Миссия на Марс»).

А потом скормят самых стойких обезумевшей автоматике и навозным жукам, мирно вырабатывавшим кислород (фильм «Красная планета»). Одним словом, крышка — или, если позволите, купол — такой колонии. Можно, конечно, «заземлиться», упрятать станцию под грунт осваиваемой планеты, а кислород и другие вещества выплавить из руд и окисей металлов. Но какой смысл в таком освоении, если результат не лучше колоний О’Нейла? Напомним читателю, зачем мы летали «От Бетельгейзе до Тау за восемь часов» (статья о космических полетах в МФ № 1 за 2004 год): «понежиться в свете чужих звезд и посадить маки на отдаленной планете...». Ну дык и посадим! Рейтинг перспективности планет Этот рейтинг отражает перспективность освоения и колонизации больших и малых планет и их спутников, обращающихся вокруг Солнца. Основой для рейтинга стали предпочтения не столько ученых, сколько фантастов. 

  1. Марс. Безоговорочный претендент на колонизацию. Хиленькая атмосфера, небольшая масса планеты — вовсе не помеха для людей с интеллектом. Сухой лед в полярных шапках несложно растопить, атмосферу — насытить. В координации работы колонии поможет практически полное совпадение земных и марсианских (30 минут разница) суток, расхождение в которых легко устраняется корректировкой календаря. 
  2. Венера. Сто миллионов километров от Солнца, масса, диаметр и плотность практически идентичны земным. Среди существенных препятствий — сверхплотная атмосфера и температура почти 380 градусов Цельсия. При разумной «переделке» с конфискацией части воздушной шапки может получиться весьма солидный терраформ. 
  3. Меркурий. Расстояние от Солнца 58 млн. км — почти в три раза меньше, чем от Солнца до Земли. Атмосфера донельзя разреженная, а средняя температура — 330 градусов Цельсия. Даже легкомысленный в отношении научных формальностей Эдмонд Гамильтон туда никого не поселил. Однако автор всерьез задумывался о «подземном» освоении, где знойное светило не смогло бы беспокоить многострадальных колонистов, выгребающих из недр тяжелые дары солнца. 
  4.  Луна. Сначала этот естественный спутник хотели превратить в перевалочную станцию для дальнейшего освоения Солнечной системы. Потом передумали и решили использовать в качестве копилки для налогоплательщиков, то есть как развлекательный центр космического туризма. Вполне возможно, что к середине текущего столетия на Луне построят санаторий «Олигарх»... 
  5. Спутники планет-гигантов. Таких планет четыре: Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун. Маленькая плотность (тело Сатурна смогло бы плавать в океанах Земли), низкая температура, огромный диаметр (Юпитер в 12 раз больше Земли), запредельная сила притяжения и ужасное атмосферное давление у поверхности (если ядра гигантов не жидкие, что вполне вероятно при такой плотности) не дают даже подумать о колонизации. Приходится довольствоваться многочисленными спутниками, на которых можно устроить исследовательские станции (как в Пути на Амальтею братьев Стругацких). 
  6. Астероидное кольцо. Это скопище малых планет или просто космического мусора — неоценимый клад для промышленности и сельского хозяйства. Драгоценные руды и пустующие оболочки для космических ферм растянулись вдоль околосолнечной орбиты, подставив блестящие спинки свету звезды. Если удастся этот клад освоить, проблема истощения полезных ресурсов надолго отойдет на второй план

Несмотря на скрытый потенциал, последние пять кандидатов меркнут перед перспективой в ближайшем будущем колонизировать Марс. Не говоря уже о колониях О’Нейла, гигантских вращающихся металлических цилиндрах, в которых якобы должны обитать тысячи людей. Зачем нам такое счастье — жить в консервных банках?

Другое дело — Марс, манящая красная точка на темно-синем небосводе... Терраформирование Очередное доказательство ответного влияния НФ на науку. В Оксфордском словаре английского языка (The New Shorter Oxford English Dictionary, Vol. 2, 1993), составители которого особо чутко реагируют на новые слова, указано происхождение слова Terraform — первоначально Sci. Fiction. Уже с середины девяностых годов слово «терраформирование» стало использоваться не только в текстах Лоис МакМастер Буджолд и компьютерных стратегиях, но и в официальных рапортах NASA. А это, согласитесь, что-то да значит.

В современном понимании терраформирование — это процесс принудительного изменения физических характеристик планеты с целью превращения ее в пригодную для жизни и деятельности человека. Процесс этот очень длительный и может занимать от десятков до миллионов лет, в зависимости от сложности исходных условий. Зато в качестве конечного продукта мы получаем не безжизненную каменюку, а сестричку матушки Земли.

 На современном этапе развития науки и техники возможным представляется терраформирование одного лишь Марса.

Луна попросту не удержит кислородно-азотистой атмосферы, а для разрежения воздушного слоя Венеры потребуется умение транспортировать газ в объеме, соизмеримом с размерами среднего спутника Юпитера. Благо, реально осуществимых проектов терраформирования Марса хватает, и это радует, потому что рано или поздно хоть один проект воплотится в действительность.

Способ первый.

Орбитальные зеркала

Полярные шапки Марса богаты водой. Если построить на орбите планеты огромные зеркала, концентрирующие отраженный солнечный свет на ледяных залежах, можно добиться полного растопления полярных льдов и образования пока не существующего Бурильского океана. Правда, в лучшем случае вода покроет лишь четверть поверхности планеты, и ее придется постоянно прогревать, чтобы из Бурильского океан превратится во Второй Северно-Ледовитый. Но это, согласитесь, мелочи. Национальное Астрономическое общество всерьез подумывает о такой метаморфозе. На нашем диске вы найдете фильм, где показано, как будет происходить таяние марсианских льдов.

В 70-х годах прошлого века предлагался еще один способ «увлажнения» пустынной планеты — одновременно на двух полюсах взорвать мощные водородные бомбы. Почему водородные? Да просто время было такое, расцвет «гонки вооружения», страны-государства применяли тактическое оружие в целях мирных и не мирных, не задумываясь особо о последствиях и масштабах наносимого урона. У Верховена («Вспомнить все»), например, не в пример культурней: Квейд активирует древний марсианский механизм, и раскаленные графитовые стержни пронзают сухие льды, высвобождая что-то газообразное. Многих ценителей повышенной твердости фантастического метода до сих пор тревожит вопрос: что это такое было, от чего небо вдруг стало голубым?.

И их можно понять. Интенсивность голубого цвета в атмосфере напрямую зависит от содержания N2, а об азоте в фильме речи вроде не шло... Видать, режиссера мучила ностальгия по Барсуму, и за это его судить нельзя.

Способ второй.

Парниковый эффект

Соседушка Марс не всегда был «таким холодным». Много миллионов лет назад содержание углекислого газа в атмосфере, способствующего накапливанию солнечного тепла и «теплоизоляции» от открытого космоса, было несказанно выше. Со временем часть углерода ушла в осадочные породы, а более легкие газы — в открытый космос. Для того, чтобы возродить на Марсе парниковый эффект и устроить глобальное потепление, с коим тщетно борются на Земле, можно вспомнить опыт предков-вандалов и уронить на Марс богатый аммиаком астероид откуда-то с внешних окраин Солнечной системы: NH4 отлично подойдет в качестве парникового газа. Однако стоит помнить, что в результате падения метеорита в атмосферу могут подняться мегатонны красной пыли и надолго погрузить и без того ледниковую планету в «атомную зиму».

Тогда теплого Марса нам не видать пару миллионов лет. В «Дочери тысячи джеддаков» Берроуза впервые подана идея постройки завода, который смог бы насыщать атмосферу планеты кислородом. Построить нечто подобное на Красной Планете возможно, только в нашем случае придется производить не кислород, а парниковые газы, добываемые химическим способом из нерудных ископаемых грунта. А можно обойтись и без заводов, воспользовавшись услугами микробиологии: выбросить на планету колонии с генетически модифицированными метано-, аммиако-, и углекислотопродуцирующими бактериями, вроде тех, что проходили испытание в эмуляторе Andromeda Chamber. Через пару тысяч лет атмосфера насытится парниковыми газами, и температура подпрыгнет на 30—40 градусов. Команда терраформаторов за работой. Наконец, можно прислушаться к последнему слову в тепловом терраформировании — производству галоидноуглеродных (halocarbon) газов.

Благодаря ГУГ становится возможным терраформирование Марса в кратчайшие сроки, скажем, за 5—10 лет. Единственный недостаток в использовании газов — ими нельзя дышать. Впрочем, это ничуть не мешает носить акваланги, нежиться в лучах розоватого солнца — и даже высаживать маки, которые уж наверняка подойдут по цветовой гамме окружающим ландшафтам. И еще одно «но»... Марс не удержит такой пышной атмосферы, какую мы хотим ему дать, и растеряет ее по причине низкой гравитации. Почему? Чем выше температура атмосферы, тем больше скорость движения молекул в газах. Поскольку вторая космическая скорость ниже тепловой скорости движения молекул, некоторые газы с маленькой молекулярной массой (такие, как водород) будут покидать атмосферу. На Земле то же самое произошло с гелием, который впервые открыли только при анализе спектра Солнца. Стало быть, все старания — насмарку? Ну почему же! Красной Планете рано или поздно суждено возвратить себе исконно притягательный вид, но перед сине-красной реинкарнацией ей придется пару-тройку тысяч лет исправно послужить на благо человечества.

Способ третий.

Рациональный

Правда, лучше не торопиться и выждать еще с десяток лет, пока наука перерастет высокобюджетные инфантильные гонки по флаговтыканию, соберется с силами и предложит единственно правильный и действенный метод. А пока наука все это перерастает и предлагает, людям простым и страстным можно расслабится за романами Брэдбери или Хайнлайна, томики которых по прошествии лет потеряли броскость обложки и обзавелись золотым тиснением. Только не расслабляйтесь уж очень сильно. Вдруг кто-то прилетит осваивать нас? Кто знает, может об этом — пока не издававшийся в России роман Джека Уильямсона «Терраформированная Земля»?

Лауреат премии Джона Кемпбелла в 2002-м, кстати... Фотография Марса во время последнего противостояния, план проекта NASA и картина художника-фантаста. Перо и планета Неудивительно, что библиотека по художественному терраформированию с каждым годом пополняется новыми шедеврами. И как ей не пополняться, если «прекрасное далеко» уже так близко! Ярчайший представитель последнего поколения терраформаторов (-истов?) — Ким Стэнли Робинсон с RGB-трилогией: «Красный Марс» (Red Mars, 1992), «Зеленый Марс» (Green Mars, 1993), «Голубой Марс» (Blue Mars, 1994).

Несомненно, это самые правдоподобные произведения о колонизации Марса из всех когда-либо написанных — к тому же организованные в неординарном стиле. Думается, что Красная Планета в ближайшем будущем будет выглядеть именно так, как нарисовал ее Робинсон...

 

Еще — «Марс в движении» (Moving Mars, 1993) Грега Бира. Здесь земная колония добивается независимости путем переноса планеты в другую звездную систему — такое даже терраформированием не назовешь. Межзвездным кроссинговером — да... И грех не вспомнить грядущую революционную компьютерную стратегию от калининградской KDLabs — «Периметр», — посвященную продвинутому терраформированию в полной легенд и преданий sci-fi-вселенной. Предысторию к игре написал молодой фантаст Юрий Некрасов, потому можно смело надеяться, что в составе первой экспедиции по преобразованию планет будут наши люди...

В смысле — зеленокожий.

С четырьмя глазами на черенках. И отполированным до блеска мечом. Вперед! За Барсум!

Звездный спининг

Принцип действия телескопа-рефлектора таков: зеркальная оптика концентрирует отраженный от небесных тел звездный свет и направляет его на сетчатку глаза. Свет этот рассеян настолько, что зачастую его не хватает, чтобы активировать отвечающие за распознавание цветов глазные «колбочки». Даже в мощный наземный телескоп дальние планеты Солнечной системы кажутся черно-белыми. Что можно говорить о планетах, удаленных от нас на расстояния в десятки и сотни световых лет? Отраженный ими свет до нас попросту не доходит, потому до последнего времени не приходилось заговаривать о поиске планет за пределами Солнечной системы.

С 2002 года в сети стали появляться сомнительного вида статьи, сообщающие об «очередных» находках такого рода. Любопытно, что материал достаточно обоснован и методы, которые в нем предлагаются, вполне реальны. Вот некоторые из приведенных фактов: За последние 8 лет было обнаружено более 30 планет размером с Юпитер (все они — газовые гиганты). Найдены они по принципу «затмения», так как проходят перед своей звездой, вызывая затухание ее светимости (в другом варианте — по гравитационным колебаниям звезды). По спектру характерного газового следа, оставляемого планетой под воздействием солнечного ветра, определяется химический состав атмосферы газового гиганта. Якобы существует проект постройки в 2006-м году планетарного телескопа, с помощью которого можно находить планеты земного размера.

Если это правда — радуемся. Если сплетни — не обессудьте...


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».