/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Полет на Марс /  Экспедиция на Марс. Точка зрения /  Куда, когда и на чем лететь  

Куда, когда и на чем лететь

Заверщение автономной российской национальной пилотируемой программы вместе с окончанием полета станции "Мир" еще больше подчеркнуло фактически подчиненное положение России в рамках проекта Международной космической станции (МКС). Подобное развитие событий не оставляет сомнений в том, что нашей стране необходимо возобновить независимую деятельность в космосе с использованием обитаемых кораблей. Но при этом нужно ответить на вопросы: куда, когда и на чем лететь?

Первое, что очевидно, - в современных российских условиях осуществление любой крупномасштабной космической программы должно быть прямо увязано с решением ряда общенациональных задач страны. Из числа таковых с помощью реализации глобального космического проекта можно решить две: стимулировать развитие науки и техники России, а также восстановить уважение к государству как внутри него, так и за его пределами.

Очевидно, что обычная околоземная станция типа "Салют" или "Мир" таким проектом стать не может. С одной стороны, ее создание не приведет к сколько-нибудь заметной активизации научно-технического потенциала страны, а с другой - будет восприниматься россиянами и международным сообществом после тридцати с лишним лет полетов отечественных орбитальных комплексов как "бег на месте", к тому же довольно затратный.

Вывод: необходимо проектировать и строить технику, способную достичь принципиально новые цели в области освоения космического пространства. На данном этапе развития цивилизации такой целью может быть только Марс. Это - стратегия.

Теперь - то, что касается тактики. Интеллектуально России не составит труда решить проблему пилотируемого полета к Марсу. Трудности возникнут с экономической стороной проекта, ориентировочная стоимость которого составляет порядка 10-15 млрд. долларов (в зависимости от конкретных целей марсианской миссии). Ясно, что из бюджета подобные средства вряд ли смогут быть выделены. Основная надежда в материальном обеспечении марсианской миссии, таким образом, будет связана с поддержкой данного проекта финансово-промышленной элитой России.

Понятно, что если подобная поддержка со стороны данной группы и будет оказана, то в основном это будет сделано ради получения политических дивидендов, которые явно опередят, а возможно, и затмят экономические.

Об авторе: Юрий Юрьевич Караш - кандидат исторических наук, магистр внешней политики университета им. Джонса Гопкинса (США), доктор философии США по специальности "Космическая политика и международные отношения".

Политические дивиденды - это прежде всего гармонизация отношений между олигархами и Кремлем. В том, что высшая государственная власть страны была бы заинтересована в успешном проведении марсианской экспедиции, нет сомнений. Как отметил известный американский политолог Вернон Ван Дайк, "само провозглашение смелой и выдающейся программы (имеется в виду программа "Аполлон", цель которой состояла в доставке людей на Луну - Ю.К.), уже, вероятно, смогло смягчить в обществе психологическую напряженность, которая эту программу породила".

Напомним, что "Аполлон" стал более чем успешным ответом Америки на "комплекс неудачника", который стал развиваться у нее в конце 1950-х-начале 1960-х годов вследствие полетов спутника и Гагарина, непрекращающихся гражданских и расовых волнений и некоторых неудач в деятельности внешней политики. Очевидно, что России в ее нынешней ситуации, по ряду признаков очень напоминающую американскую 40-летней давности, необходим свой "Аполлон".

Но ценность политического капитала определяется его своевременностью. Это означает, что пилотируемая экспедиция к Марсу должна быть осуществлена в течение активной профессиональной жизни нынешней политической и экономической элиты государства для того, чтобы она могла в полной мере пожать плоды этого глобального достижения. Данное условие определяет сроки реализации подобного проекта - 8-10 лет.

Столь сжатые хронологические рамки связаны и с новой "космической гонкой", которая почти наверняка возникнет между Россией и США, как только наша страна объявит о начале осуществления национальной пилотируемой марсианской программы. Политическая ценность успеха миссии к "Красной планете" будет во многом зависеть от возможности выиграть эту гонку.

Пока у России есть "техническая фора", которой нет у Соединенных Штатов, - опыт создания и эксплуатации долговременных обитаемых космических комплексов. Но через несколько лет работы США в рамках программы МКС американские познания в этой области смогут сравняться с российскими. Это означает, что при заметно худшей экономической ситуации в России, чем в США, у нашей страны практически не останется шансов выиграть "марсианскую гонку".

Нельзя забывать и о том, что еще в течение трех-четырех лет все силы пилотируемой космической программы Соединенных Штатов будут сконцентрированы на строительстве МКС. Это дает России дополнительную организационную и техническую "фору" в этой "гонке".

В осуществлении миссии к Марсу следует полагаться только на собственные силы. Главный урок сотрудничества, который Россия приобрела в ходе сооружения МКС, состоит в следующем: равное партнерство возможно лишь между равными в экономическом плане государствами. Каким бы технологическим приоритетом ни обладал экономически более слабый партнер над более сильным, он всегда окажется в подчинении у последнего. Разумеется, нельзя исключить возможность присоединения к марсианскому проекту других стран, но сделать это можно будет лишь тогда, когда лидирующие позиции России в этой программе будут бесспорны.

Срок реализации проекта, не превышающий 8-10 лет, ограниченность средств для его осуществления, необходимость максимального использования уже имеющегося научно-технического потенциала для обеспечения победы в "марсианской гонке" определяют конфигурацию российской экспедиции к Марсу. Первоначально это должен быть межпланетный корабль-станция, в задачу которого войдет достижение орбиты Марса, полет по ней в течение нескольких месяцев и возвращение на Землю.

Подобный профиль миссии продиктован, во-первых, соображениями безопасности. Прежде чем предлагать космонавтам опуститься на поверхность "Красной планеты", нужно убедиться, что они физически и психологически будут в состоянии сделать это после столь длительного перелета.

Во-вторых, марсианская пилотируемая орбитальная станция после возвращения от Марса сможет работать как обычный околоземный комплекс, окупая средства, затраченные на ее создание, которые не превысят 10 млрд. долларов.

Наконец, создав подобную технику, Россия обеспечит себе руководящее положение в любом международном марсианском проекте.

У нашей страны есть еще исторический шанс дать радикальный импульс развитию отечественной науки и техники и избавиться от "комплекса неудачника". Но нужно помнить, что на это ей отведено всего лишь около десяти лет.

Юрий Караш

Источник: Независимая газета - Наука


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».