/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Культура /  Религия /  Новости /  Православный неомодернист  

Православный неомодернист

Художник Александр Харитонов так писал обычные среднерусские пейзажи, что они казались вышитыми жемчугом. Его работы всегда относили к неофициальному полуподвальному искусству, хотя в них никогда не было эпатажа. Но почти всегда на картинах Харитонова — ангелы, видимые и невидимые. А города и веси показаны так, будто по ним никогда и не прокатывалась танковая атака атеизма.
Картины для «хрущевок»
Выставка Александра Харитонова (1931—1993) «Чудо всегда незаметно...» проходила в Третьяковской галерее всего несколько дней и без всякой рекламы. В недавно открытом «Выставочном зале в Толмачах», что в переулке за Третьяковкой, народ не толпился. Когда я пришел, там было всего два человека. Отсутствие ажиотажа самого Александра Васильевича Харитонова вряд ли бы огорчило. Он не рвался в Манежи. Харитонов вообще писал не для выставочных пространств, а для людей, которые были ему близки, которые его понимали. И приступая к работе над картиной, он не забывал о скромных размерах квартир в панельных «хрущевках», о скитаниях и переездах, которые переживает почти каждая семья.

«Картины должны быть небольшими, как иконы, — говорил художник, — чтобы с ними можно было общаться и каждый день, и всю жизнь».
Легко представить, как огорчила бы Харитонова гигантомания многих нынешних православных живописцев, которые будто соревнуются в создании многометровых полотен. Доходит до смешного: даже в объявлениях о выставках на радио «Радонеж» акцент порой делается именно на размерах картин, как на важнейшем их достоинстве. Спешите увидеть такое-то полотно длиной столько-то метров!..

Отрок Варфоломей в ватнике с чужого плеча
Харитонов рос в коммуналке на Плющихе. Михаил Соколов, автор единственной монографии о Харитонове, пишет о детстве художника: «Во всей предвоенной Москве осталось всего четыре действующих церкви. Но в семьях простых (Сашина мать была портнихой) вера порой теплилась даже ярче, чем в среде служилой интеллигенции, ибо не надо было опасаться за карьеру. Первыми уроками, равно и веры и искусства, стали посещения Новодевичьего монастыря, куда бабушка водила Сашу на службы...»

Очевидно, и читать-то Саша выучился по бабушкиному молитвослову. Друзья вспоминают, что церковнославянским он владел блестяще — как мало кто в его поколении.

Быть может, благодаря именно этим сильным ранним впечатлениям Александр Харитонов станет особенным художником — с детством в сердце. Он откажется и от абстракционизма, и от соцреализма, от всех умственных построений и «требований эпохи», и будет неспешно, будто в монастырской мастерской, писать картины, где каждый мазок равен одной нанизанной бусинке или одному камешку на четках. В его картинах затеплится тот дружный свечной свет, который так влечет к себе в храме маленьких детей.

В 70-х годах он напишет картину «Память о древнерусском искусстве». Но ничего поминального в этой картине нет, она празднична и радостна. В ней — память о чуде, явленном ребенку: ангелы несут над дивным городом, состоящим, кажется, из одних монастырей, соборов и часовен, — икону Казанской Божьей Матери, и все русские святые, как дети, высыпали на облака славить Богородицу, и звезды сияют, и плетеная легкая лестница вьется, уходит куда-то за эти лучистые жаркие звезды...
В начале войны Саше было десять лет, семья эвакуировалась под Каширу, где будущий художник стал пастухом, и впервые увидел и небо, и землю в их деревенской полноте. Много лет спустя Харитонов напишет отрока Варфоломея очень похожим на мальчишку военных лет — худеньким, донельзя обносившимся, в каком-то ватничке с чужого плеча. Варфоломей сидит среди разнотравья и сосредоточенно играет на свирели, рядом пасутся три овечки, за рощицей золотится крест маленького сельского храма.

С отроческих лет Харитонов будет тяготиться городом, пока не переселится окончательно в деревню Желнино под Загорском. Но между Каширой и Желнино — почти целая жизнь.

По возвращении в Москву из эвакуации Саша учится в художественной школе и быстро входит в число лучших учеников. Но бедность и необходимость зарабатывать на хлеб вынудили Сашу бросить школу и пойти работать. Работал маляром, истопником в зоопарке. Друзья вспоминают: «Ко всякому труду всегда относился с истовой честностью».

Свое художественное образование ему пришлось добирать в Третьяковской галерее, где он бывал почти каждую неделю и долго стоял перед иконами и Саврасовым. «Моя живопись, — писал в конце жизни Александр Васильевич, — зиждется на трех китах: византийская иконопись, древнерусская иконопись и церковная вышивка драгоценными камнями, жемчугом, бисером. Моими учителями были Достоевский, Гоголь, Саврасов, Флоренский и Моцарт».

Искусство Харитонова не было ни вызовом властям, ни «пощечиной общественному вкусу», хотя искусствоведы и относили художника к русскому авангарду, а именно — «к православному нео-модерну». Его имя, если звучало, то чаще всего в связке такими же полуподпольными художниками московского «неофициального искусства» — Анатолием Зверевым и Дмитрием Плавинским. А они трое просто дружили и ничего общего, кроме ситуации запретности, в их работах не было.

В Харитонове многим тогда (в 60-80-е) не хватало бунта, экспрессии, чего-то взрывного. В нем видели лишь сказочника, дивясь его ангелам, которые порхают почти на всех его картинах, умиляясь декоративности, тихости и детскости его работ.
 

Почему не видно теней?

Лидия Соостер, вдова известного эстонского художника Юло Соостера, вспоминает: «Каждый вторник приходил мой любимый художник Александр Васильевич Харитонов. Саша всегда сидел в углу, стараясь быть незаметным, и рисовал, рисовал, а потом дарил мне рисунки. Саша Харитонов был совершенно русский человек, русский художник, он был какой-то, как мне казалось, нестеровский. Был добрый, застенчивый, всегда улыбался...»

Мало кто мог понять, что главная тема Харитонова — евангельская. Что выставленная в 1975 году в павильоне «Пчеловодство» на ВДНХ «Плачущая ослица» — образ покаяния, а не картина в защиту природы. Что маленькие блаженные человечки (каждый — в ореоле светящегося нимба), роящиеся как пчелы среди васильков и ромашек, — это новомученики, уходившие молиться в леса и поля, как в катакомбы. Что теней не видно на картинах Харитонова вовсе не потому, что он пренебрегал законами живописи.

Не ведая, как выглядит старинное церковное шитье, невозможно понять, откуда вышла харитоновская колористика — жемчужно-золотисто-розовая. Не зная ни Евангелия, ни Псалтыри, ни житийной литературы, трудно догадаться, зачем на картине «Иосиф Волоцкий» русский святой, возвышаясь над толпой, вовсю веселящейся у кремлевских соборов, разбрасывает листочки со странными для современного уха словами: «Блажен муж, иже не иде на совет нечистивых и на пути грешных не ста, и на седалище губителей не седе...»

«Не люблю левитановские места...»
 

Из писем Александра Харитонова близкому человеку:
«... Не люблю необычные, томные „левитановские“ места. Нужно писать все обыкновенное, то, что видят каждый день, и делать это необыкновенным».
«... Прочел Тропинина, мне понравилось, что его искусство с течением времени приобретает все большее значение в русском духе. Настроение хорошее, после Вашего письма. Темнеет, кончился рабочий день, много всего переделал, и писал, и убирался, а вот посуду вымыть руки не дошли. Да, ладно, завтра вымою. Листики шелестят на ветру за окном слышно как. Сегодня было очень тепло...»
«... Из бутонов вырастут новые розы, и они тоже будут розовые. Ты их сохранишь на долгую память, сердцем сохранишь...»
«... Видел красивый пейзаж, даже начал его писать, но, к сожалению, на другой день пошел дождь, и не удалось его закончить. Но это не важно, а важно то, что видел белые, белые облака, темный лес, золотое поле...»

Дмитрий ШЕВАРОВ


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».