/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Культура /  Религия /  Новости /  «Депутаты вспоминают о православии, когда спешат в Патриаршую трапезную»  

«Депутаты вспоминают о православии, когда спешат в Патриаршую трапезную»

Госдума приняла в первом чтении поправки в закон «Об образовании», изменяющие «понятие и структуру образовательного стандарта». За загадочной казенной формулировкой кроется попытка исключить из школьной программы ряда регионов «Основы православной культуры». Так заявили на пленарном заседании депутаты от оппозиции. Их опасения разделяют и в Русской православной церкви. Но чиновники не только не прислушались к голосу священников, но и попытались извратить их позицию. Во вторник Госдума приняла в первом чтении поправки в закон «Об образовании», изменяющие «понятие и структуру образовательного стандарта». За загадочной казенной формулировкой кроется попытка исключить из школьной программы ряда регионов «Основы православной культуры». Так заявили на пленарном заседании депутаты от оппозиции. Их опасения разделяют и в Русской православной церкви. Но чиновники не только не прислушались к голосу священников, но и попытались извратить их позицию.

По действующему закону «Об образовании» именно правительство определяет минимальный «набор» школьных предметов и максимальное количество отводимых на них часов. Это и называется «государственным образовательным стандартом». Но он еще включает в себя региональный и школьный компоненты. То есть власти субъекта федерации и школы могут дополнять программу по своему усмотрению.

Именно на этом основании в ряде областей школьники стали изучать «Основы православной культуры», а в Чечне и некоторых других кавказских республиках «Основы исламской культуры». В столице страны детям преподавали «Москвоведение».

Принятая во вторник поправка отменяет трехкомпонентную федерально-регионально-школьную структуру и вводит федеральный госстандарт. То есть исчезает региональный компонент, а вместе с ним и основание для преподавания религиозных знаний.

Всемирный русский народный собор (его возглавляет Святейший патриарх Алексий II), добивающийся полноценного изучения ОПК, первым забил тревогу. 4 сентября члены бюро президиума ВРНС обратились к премьеру Фрадкову и спикеру Госдумы Грызлову с призывом «критически подойти к законопроекту».

Но во вторник на трибуну Думы поднялся статс-секретарь, заместитель министра образования и науки Юрий Сентюрин и зачитал народным избранникам (каждому из которых и так раздали отпечатанный текст) пояснительную записку.

Поначалу вопросы задавали вяло. Критика началась, когда микрофон перешел к представителям фракций. Депутат Олег Смолин (КПРФ) усомнился в правомерности лишения регионов права на свой элемент школьной программы: «Не знаю, как это будет работать в федеративном государстве». Депутат Сергей Бабурин сказал «Известиям»: «Формулировки закона туманны. Все проблемы можно решить, введя ОПК в федеральный стандарт. Но наши депутаты вспоминают о своем православии, когда бегут наперегонки в Патриаршую трапезную».

Юрий Сентюрин парировал: за 15 лет лишь 13 субъектов федерации воспользовались своим правом на региональный компонент.

Стало быть, его законодательное существование не слишком интересно на местах. По его словам, поправку поддержали 43 субъекта федерации, в том числе Чечня, Кабардино-Балкария, Адыгея, Бурятия, Карелия. Кроме того, он заявил, что статья 9 предусматривает «реализацию федерального государственного стандарта с учетом региональных (национальных) особенностей».

«Традиционные конфессии мы убедили, что их права утрачены не будут», — сообщил Сентюрин.

Что же это за конфессии? Возможно, имелись в виду представители Совета муфтиев. Но в этом случае не стоило тратить время на убеждения: они изначально против «Основ православной культуры» в школах. Вряд ли при этом их заботит «культурная» составляющая: к примеру, тот факт, что дети могут быть невоцерковленными, но им не лишне знать, что на «Троице» Андрея Рублева изображены вовсе не мужики, решившие «сообразить на троих». Или что посетителям Петергофа должно быть ясно: разрывающий пасть льву Самсон — вовсе не живодер.

На вопрос «Известий», насколько убедительными показались аргументы Минобразования православным, замглавы отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин заявил нам:

 Для меня ситуация не ясна. Минобразование обещало, что школы смогут влиять на программу. Но как это понимать, если в законе не прописаны полномочия ни администраций учебных заведений, ни регионов? Все вопросы остаются в ведении самого министерства. Формулировки размытые и открывают возможности для произвола. Сожалею, что внесение закона не сопровождалось серьезной дискуссией. Принимать такой закон — значит вернуться к волюнтаризму советского времени.

Впрочем, широкую дискуссию перед вторым чтением «Известиям» пообещал провести председатель думского комитета по образованию Николай Булаев («Единая Россия»): «Будет „круглый стол“. Я таких рисков не вижу, но если они есть — давайте садиться и готовить поправки».

 

Станет только лучше!

Татьяна Петрова, начальник отдела департамента госполитики и нормативно-правового регулирования Минобрнауки РФ:

Что касается возможностей преподавания ОПК, то в рамках действующего ныне законодательства это требует принятия законодательного акта по субъекту РФ в целом, т. е. предмет становится обязательным для всех школьников. В субъектах РФ, имеющих полинациональный и поликонфессиональный состав населения, это не всегда будет признано целесообразным. Даже в субъектах с практически моноконфессиональным и мононациональным населением реализация предмета ОПК сегодня вызывает проблемы. Так, в Белгородской области вынуждены были — в нарушение принятого областного закона — освободить от обязательного изучения ОПК более 60 детей. (И это неправильно!) А в Башкортостане, Татарстане и многих других субъектах введение ОПК представляется затруднительным.

Новый закон снимает эту проблему и дает возможность введения предметов по выбору (в том числе и ОПК) на уровне не только субъектов РФ, но и отдельных муниципалитетов и школ.

 

Жизнь без основы

Елена Ямпольская

С «Основами православной культуры» решено бороться наиболее подлым способом — бить рублем. В этом чувствуется издевка, причем даже и не тонкая: «Раз вы такие святоши, зачем вам деньги? Работайте за идею».

Работать за идею наши высокооплачиваемые чиновники предлагают школьным педагогам. Это стороннему уху «компонента» кажется понятием отвлеченным. На самом деле до вторника вопрос стоял так: или региональная компонента и деньги на преподавание из областного бюджета, либо компонента школьная и финансирование «из внутренних ресурсов», если таковые в школе изыщутся.

В России было крайне мало регионов, где под ОПК выделялась строка в бюджете. В России было очень мало школ, способных материально поддержать педагога, если он в дополнение к профильному предмету изучил еще и курс «Основ православной культуры» и принял на себя новую нагрузку. Теперь их не будет вовсе.

Не знаю, присутствовал ли министр Фурсенко хоть однажды на уроках «Основ православной культуры». Я присутствовала. В городе Энгельсе Саратовской области, где учителя зарабатывают по 2—3 тысячи рублей в месяц и благодаря доброй воле директора могли приплюсовать к этой чудовищной малости еще 500 рублей — за 4 часа по ОПК. «Основы православной культуры» преподаются в Энгельсе и словесницами, и историками, и даже учителями младших классов. Все они, разумеется, женщины.

Предмет факультативный (самый популярный среди факультативов), присутствие каждого ребенка на уроках ОПК подтверждается письменным согласием родителей; никаких зачетов-экзаменов, никаких молитв и платочков; родители-мусульмане не только не протестуют — всячески поощряют детей ходить на ОПК: «Своей религии мы их дома научим, но они в России живут и должны знать традиции страны».

Что будет дальше, предсказать нетрудно. Бесплатным преподаванием ОПК займутся или настоящие подвижники, без пяти минут святые, или фанатичные тетушки с безумным взором и посулами геенны огненной за поцелуй на дискотеке, или, наконец, сектанты, которых живо волнует подрастающее поколение и которые принесут в школу не «Основы православной культуры», а извращенные культы с психоделическим уклоном. Причем этим-то как раз заплатят. Не в школе — в другом месте.

Теперь давайте прикинем, сколько святых среди российских учителей. И можно ли требовать святости от обычного человека, вынужденного выживать и кормить семью в нашей провинции? Значит, вскоре начнутся скандалы: где-то девочку в брюках завернули с урока, где-то оскорбили чувства татарского мальчика, где-то запретили читать «Мастера и Маргариту» — под страхом вышеупомянутой геенны. Противникам ОПК останется только потирать руки: «А мы что говорили?!» Под влиянием разгневанной общественности последние лазейки для ОПК тоже быстренько отменят. А может, они и сами отомрут. Кому хочется чувствовать себя диссидентом уже на уровне роно? Деньги — это ведь в очень большой степени и моральный стимул. Тебе помогают — значит, ты делаешь важные и нужные вещи. Тебя бросили — значит, ты лишний, ты за бортом, тебе не доверяют и ничего хорошего от тебя не ждут.

Примитивная схема. Схема, придуманная людьми, не имеющими представления ни об основах православной культуры, ни о христианской нравственности вообще.

Однако компетентный чиновник определяется не уровнем нравственности, а степенью здорового прагматизма. Я глубоко убеждена, что введение ОПК поможет решить очень конкретные, любого из нас касающиеся проблемы. Не решит, но поможет — это немало. В стране с таким уровнем бытовой преступности, с такой проблемой повального пьянства, где большинство населения в разговорной речи пользуется исключительно ненормативной лексикой, а у нерадивых родителей пропадают дети, рассуждать: «Не нарушим ли мы права атеистов?»  это, извините, опасный бред.

Сторонники ОПК никогда не скажут: «Давайте введем в школах курс „Основ православной культуры“ и на этом успокоимся».

Противники ОПК прибегают именно к такой аргументации: «Давайте просвещать народ, давайте поднимать благосостояние, а поповским бредням в школе не место». Да вашими молитвами — кто же против благосостояния? Только грядущих чиновников, у которых душа будет болеть за простых людей, надо с детства воспитывать в системе моральных координат. И народ надо удержать на той грани, когда еще хочется работать и зарабатывать. Когда потребности не ограничиваются бутылкой водки, на которую в конце концов можно выпросить, и дозой героина, за которую многие готовы и убить...

Государственная поддержка курса ОПК — светского, факультативного и добровольного — сдвинула бы с места вопрос о качественном учебнике, исключила самодеятельность и предоставила обществу полную информацию, что и как на таких уроках должно преподаваться, дабы и Минобраз, и родители могли всеми законными способами процесс контролировать. Отвернуться от ОПК — значит поставить под удар собственное будущее.


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».