/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Идеология развития /  Глобальные конфликты /  Геополитические конфликты /  Неолиберализм и глобальный порядок  

Неолиберализм и глобальный порядок

Вашингтонское соглашение по неолиберализму(neoliberal Washington consensus) является рыночно ориентированным сводом принципов, разработанным правительством Соединенных Штатов и международными финансовыми учреждениями, находящимися в основном под контролем правительства США, и используемыми разными путями в более уязвимых обществах, часто в виде жестких структурообразующих прикладных программ. Основные их правила, в двух словах, — либерализация(удаление гос. регулирования-пр.пер.) торговли и финансов, право рынка устанавливать цену ("получать правильную цену(get prices right)"), сведение к нулю инфляции("макроэкономическая устойчивость"), и проведение приватизации.

Правительство должно "уйти с дороги", — следовательно, и население тоже, поскольку правительство является демократическим, — такой вывод подразумевается(implicit). Решения тех, кто навязывает это "соглашение", естественно оказывают основное влияние на глобальный порядок. Некоторые аналитики занимают значительно более жесткую позицию. Международная бизнес-пресса ссылалась на эти международные финансовые институты как на ядро "де-факто мирового правительства" "новой имперской эпохи".

Независимо от того, насколько точно это описание, оно должно напоминать нам, что институты управления(общественного-пр.пер) не являются сами по себе независимыми агентами, а отражают распределение власти в большем обществе(in the larger society). Так было по крайней мере со времен Адама Смита, заметившего, что "главные архитекторы" политики в Англии были "торговцами и промыщленниками", которые использовали государственную власть, чтобы обслуживать свои интересы, несмотря на "мучительные" последствия для других, включая народ Англии. Предметом рассмотрения Смита было "богатство наций", но он понимал, что "национальный интерес" — это, в основном, заблуждение, и что внутри "нации" есть остро противоречащие интересы, и чтобы понимать политику и ее последствия, мы должны спросить, где сосредоточена власть и какими путями она осуществляется; это то, что позже стали называть анализом классов.

"Главными архитекторами" неолиберального "Вашингтонского соглашения" являются хозяева частной экономики, главным образом огромные корпорации, которые управляют большей частью международной экономики и имеют средства, чтобы доминировать при формировании политики, а также и в создании господствующих идеологии и мнений(thought and opinion). Соединенные Штаты по очевидным причинам имеют особую роль в этой системе. Говоря словами историка по вопросам дипломатии Геральда Хэйнса(Gerald Haines), который также является старшим историком в ЦРУ, "после Второй Мировой Войны Соединенные Штаты приняли на себя, вне зависимости от собственных интересов, ответственность за благосостояние всей мировой капиталистической системы."

 

***

... В наше время было много экспериментов в области экономического развития, с закономерностями, которые нельзя игнорировать. Одна из них заключается в том, что создатели (моделей экономического развития-пр.пер.) стремятся делать свое дело хорошо, хотя те, кто попадают под действие их экспериментов часто терпят бедствие.

Первый главный эксперимент был проведен двести лет тому назад, когда британские правители в Индии учредили "Постоянное поселение(Permanent Settlement)", которое должно было творить чудеса. Результаты были подведены официальной комиссией сорок лет спустя, которая заключила, что "поселение, созданое с большой заботой и продуманностью, к несчастью подвергло более низкие классы наиболее мучительным притеснениям", оставляя нищету, какой "едва ли есть параллели в истории коммерции", и в то время, как "кости ткачей хлопка отбеливают равнины Индии."

Но этот эксперимент едва ли может быть описан как неудача. Британский генерал-губернатор заметил, что "эксперимент с 'Постоянным поселением' хотя и является неудачей во многих разных отношениях и в большинстве важных основ, но по крайней мере, его большое преимущество состоит в том, что был создан обширный класс богатых землевладельцев, глубоко заинтересованных в продолжении Британского Доминиона и сохранении полной власти над массами людей". Другим преимуществом было то, что британские инвесторы нажили на этом огромные богатства. Также за счет Индии было профинансировано 40 процентов торгового дефицита Великобритании при обеспечении защищенного рынка для британского промышленного экспорта; контрактные рабочие для британских владений, заменяющие ранее рабское население; и опиум, который был ключевым товаром экспорта Великобритании в Китай. Торговля опиумом была навязана Китаю силой, а вовсе не действием "свободного рынка", также как священные принципы рынка игнорировались, когда опиум был удален (barred) из Англии.

Коротко говоря, первый большой эксперимент был "плохой идеей" для попавших под его действие, но не для его создателей и местных элит, связанных с ними. Этот модель действует и сегодня, ставя доход выше людей. Дальнейшие свидетельства не менее впечатляющи, чем риторика, называющая самую последнюю витрину демократии и капитализма как "экономическое чудо", — и которые та же риторика обычно скрывает. Например, Бразилия. В хваленной истории американизации Бразилии, которую я упомянул, Джеральд Хэйнс пишет, что с 1945 года Соединенные Штаты использовали Бразилию как "тестовую область для современных научных методов промышленного развития, твердо основанной на капитализме". Эксперимент был выполнен с самыми "лучшими намерениями". Иностранные инвесторы процветали, а те, кто планировали, "искренне верили", что люди Бразилии тоже выиграют. Мне не нужно описывать, как они выигрывали по мере того, как Бразилия становилась " Латино-Американским сокровищем международного бизнес-сообщества" под военным управлением, как утверждает деловая пресса; в то же время Мировой Банк сообщал, что две трети населения Бразилии не имели достаточно пищи для нормальной физической деятельности.

В книге 1989 года, Хэйнс описывает "Бразильскую политику Америки" как "очень успешную", "реальную историю американского успеха". 1989 год был "золотым годом" в глазах делового мира, с утроением дохода по сравнению с 1988 годом, тогда же заработная плата в прмышленности, уже среди самой низкой в мире, сократилась еще на 20 процентов; в отчете ООН по гуманитарному развитию Бразилия стояла после Албании. Когда бедствие начало поражать и богатый класс, "современные научные методы развития, твердо основанные на капитализме" (Хэйнс), вдруг превратились в доказательство зла государственности и социализма — это был другой быстрый переход(рефрейминг-коммент.пер.), который происходит, когда нужно.

Чтобы оценить это достижение, нужно помнить, что Бразилия долго признавалась одной из богатых стран мира, с огромными преимуществами, включая полстолетия преобладания, и ее обучение Соединенными Штатами с их благими намерениями в очередной раз произошло просто для того, чтобы послужить пользе нескольких при сохранении нищеты большинства.

Самый последний пример — Мексика. Мексику хвалили как самого прилежного ученика правил вашингтонского соглашения и предлагали как модель для других — и это в то время, как заработная плата обрушалась, бедность росла почти так же быстро, как и количество миллиардеров, иностранный капитал притекал в страну(в основном спекулятивный или для эксплуатации дешевого труда под контролем грубой "демократии"). Также известно, как в декабре 1994 года этот карточный домик рухнул. Сегодня половина населения не может получить минимум необходимого продовольствия, тогда как человек, контролирующий зерновой рынок остается в списке мексиканских миллиардеров, и это единственная категория, по которой эта страна высоко ранжируется.

 

***

Как развиваются страны

... В восемнадцатом веке, различия между первым и третьим миром были значительно менее остры, чем сегодня. Возникают два очевидных вопроса:

1. Какие страны развиваются, а какие нет?
2. Можем ли мы определить какие-либо действительные факторы?

Ответ на первый вопрос довольно ясен. Вне Западной Европы, есть два главных регионы, которые развиваются — это Соединенные Штаты и Японию, то есть, два региона, которые избегали Европейской колонизации. Японские колонии являются другим случаем; хотя Япония и была грубой колониальной властью, она не грабила свои колонии, а развивала их, приблизительно теми же темпами как и сама Япония.

А как же Восточная Европа? В пятнадцатом веке, Европа начала делиться, запад развивался, а восток стал обслуживающей его площадью, настоящим третьим миром. Разделение углубилось в начале этого века(20-пр.пер.), когда Россия вывела себя из этой системы. Несмотря на сталинские зверства и страшные разрушения от войн, советская система преодолела внушительную индустриализацию. Это "второй мир", а не часть третьего мира, — или же она была такой, по крайней мере до 1989 года.

Мы знаем из внутренних источников, что в 1960х, западные лидеры боялись, что российский экономический рост вдохновит "радикальный национализм" где-нибудь еще, и что другие слишком вероятно будут заражены той же болезнью, которая поразила Россию в 1917, когда у нее пропало желание "дополнять промышленные экономики Запада", как описывала проблему коммунизма в 1955 году одна уважаемая аналитическая группа. Западная интервенция в 1918 года была, следовательно, защитным действием, призванным защитить "благосостояние мировой капиталистической системы", испуганной общественными изменениями на обслуживающей ее площади. И так об этом написано в авторитетных учебниках.

Логика холодной войны напоминает случай Гренады или Гватемалы, хотя шкала была настолько другой, что конфликт существовал сам по себе. Не удивительно, что с победой более мощного противника, восстановливаются традиционные модели. Также не должно удивлять, что бюджет Пентагона остается на уровне холодной войны, а сейчас он даже увеличивается; и тогда как международная политика Вашингтона едва ли изменилась, все больше фактов помогают нам приобрести некоторое понимание о действительности глобального порядка.

... по вопросу о том, какие из страны развиваются, ясен, по крайней мере, один вывод, что развитие происходило в стороне от "экспериментов" основанных на "плохих идеях", считавшихся очень хорошими их авторами и их союзниками. Это не гарантия успеха, но, по-видимому, это — необходимое условие(успешного развития-прим.пер.).

Давайте обратимся ко второму вопросу. Как удалось Европе и тем, кто избежал ее контроля, преуспеть в собственном развитии? Часть ответа снова кажется ясной — они радикально нарушали одобренную доктрину свободного рынка. Этот вывод верен сегодня, начиная от Англии и кончая растущими экономиками стран Восточной Азии, включая, разумеется, Соединенные Штаты, лидера в протекционизме со времени их появления.

Стандартная экономическая история признает, что государственное вмешательство сыграло центральную роль в экономическом росте. Но его влияние недооценивается из-за слишком узкого похода к этому вопросу. Одно из основных упущений при этом состоит в том, что промышленная революция(Британии-прим.пер.) полагалась в дешевый хлопок, в основном из Соединенных Штатов. Он оставался дешевым и доступным благодаря вовсе не рыночным силам, а путем устранением непокорного населения и путем рабства. Были, конечно, и другие производители хлопка. Среди них выделялась Индия. Именно ее ресурсы текли в Англию, в то время как собственная передовая текстильная промышленность Индии была уничтожена британским протекционизмом и силой. Другой случай — Египет, который хотя и принимал меры по саморазвитию в одно время с Соединенными Штатами, но его развитие было заблокировано усилиями Британии, на той категоричной основе, что Великобритания не будет терпеть независимое развитие в этом регионе. Новая Англия(США-прим.пер.), наоборот, смогла следовать путем своей страны-родительницы (Великобритании), исключая дешевый британский текстиль с помощью высоких тарифами, то есть также, как Великобритания сделала с Индией. Без таких мер половина возникшей текстильной промышленности Новой Англии была бы разрушена с крупномасштабным эффектом для всего промышленного роста, как оценивают историки экономики.

Современным аналогом является энергия, на которую полагаются продвинутые промышленные экономики. "Золотой век" послевоенного развития был основан на дешевой и обильной нефти, что в свою очередь, сохранялось угрозой или использованием силой. То же и продолжается. Большая часть бюджета Пентагона призвана для сохранения цен на нефть Ближнего Востока в пределах того диапазона, который Соединенные Штаты и их энергетические компании сочтут приемлемыми.... одно техническое исследование этой темы...заключает, что расходы Пентагона равняются субсидии 30 процентов рыночной цены нефти, демонстрируя, что "современная точка зрения о том, что ископаемое топливо недорого — полный вымысел", — заключает автор. Достоверность оценок предполагаемой эффективности торговли, и выводы об экономическом здоровье и росте является ограниченной, когда мы игнорируем много таких скрытых издержек...

по данным сайта " Русский Архипелаг"

 


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».