/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Идеология развития /  Глобальные конфликты /  Классовые конфликты /  Предпосылки и основные этапы альтерглобализма  

Предпосылки и основные этапы альтерглобализма

Процесс глобализации ускорился в 90-е гг. ХХ столетия, то есть после распада СССР и резкого сужения сферы социалистического развития (однако следует помнить о Китае, который успешно идет по пути рыночного социализма). Однако с исчезновением антагониста неолиберализм потерял в лице социализма достойного критика, во взаимодействии с которым (пусть и в виде противоборства) развивалась неолиберальная концепция. Исчезновение Советского Союза не означает исчезновения негативных сторон в западной модели.

Перекос в сторону либеральных ценностей, совпавший с наиболее интенсивным периодом развертывания глобализационных процессов, обнажил недостаточность левых ценностей «в чистом виде» и привел к болезненным диспропорциям, поставившим под угрозу общество. Политическая жизнь, как и жизнь человечества, развивается циклично. Сегодня маятник идет в другую сторону — и мир все больше начинает нуждаться в реализации левых идеалов, левых ценностей, в дополнении материального и финансового прогресса прогрессом в социальной и духовной сферах.

Уже в самой Европе возникает движение как противовес неолиберализму — альтерглобалисты. Они становятся одним из своеобразных корректоров развития мировой глобализации. В цивилизованном плане — это, прежде всего, «негативная» реакция западной цивилизации на глобальную историческую ситуацию и очевидные тенденции ее развития.

В последующие годы, которые отделяют первый из финансовых кризисов, порожденных глобализацией (Мексика, 1982 г.), от второго (Юго-Восточная Азия, 1997 г.), эти настроения развертывались вглубь и вширь. В разных секторах населения и регионах мира ощущалась некая общая озабоченность происходящим, созревание потребности в каких-то глубоких изменениях доминирующей тенденции с тем, чтобы противопоставить некоторую альтернативу:

• • культу рынка, экономической и, прежде всего, финансовой рациональности и эффективности, превращающихся из средства в самоцель, в новую религию;

• • процессу... социетальной фрагментации — в национальном и глобальном масштабах; «новой поляризации», сопряженной с перспективой социального апартеида;

• • безусловности и безграничности потребительско-конформистского комплекса — со всеми его негативными последствиями: от дегуманизации до экологической катастрофы;

• • ощущению и проповеди «конца истории», конца «свободы воли или выбора» человечества, народов, индивидов; полной обусловленности будущего комплексом «трех М» — микропроцессоров, мирового рынка, масс-медиа;

• • неизбежности раскола человечества на «золотой миллиард» и «всех остальных».

Иоанн Павел II и Вацлав Гавел, социал-либералы и социал-демократы, антирасистские и экологические движения, партизаны Чьяпаса и неправительственные организации современного мира — каждый по-своему выражает эту тревогу.

Сравнительные исследования ценностных ориентаций населения в США, Великобритании и Западной Германии, проведенные в 80-е гг., выявили и зафиксировали формирование там новой ценностной парадигмы, существенно отличающейся от господствующей неолиберальной. Респонденты не только отдавали предпочтение защите окружающей среды перед экономическим ростом, сотрудничеству перед конкуренцией, но и высказывались в пользу сбережения ресурсов для будущих поколений, уменьшения технологических рисков, более широкого участия граждан в принятии важных решений, даже если это замедлит процесс их принятия; соглашались с идеей «пределов роста». Кросскультурные исследования в 70—90 гг. под руководством американского социолога Р. Инглхарта, охватившие более 40 стран, показали заметные межпоколенческие сдвиги в ценностных ориентациях — от «материалистических» к «постматериалистическим». В большей степени это заметно в богатых странах, но отмечается и в более бедных странах.

В середине 90-х гг. Пол Рей (США), автор аналогичного социального исследования, пришел к выводу, что примерно четверть взрослых американцев можно отнести к новому культурному типу (который он определил как «новаторов в культуре» — Cultural Creatives). Он считает, что они в большей мере привержены духовным ценностям, чувству солидарности, больше озабочены экологией, социальными проблемами, восприимчивы к новым идеям «на острие культурного изменения», более открыты к созиданию позитивного будущего. Эта новая субкультура, полагает П. Рей, создает почву для формирования альтернативного (в отношении как традиционалистов, так и модернистов) стиля жизни, альтернативной парадигмы социальных отношений в более широком контексте устойчивого развития. Можно предположить наличие подспудной связи между указанными сдвигами в ценностных ориентациях и подъемом нового протестного движения.

Наиболее емким образом причины возникновения альтерглобалистского движения описал Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан: «Протест (против глобализации) обусловлен порождаемым ею неравенством. Во-первых, выгоды и возможности, являющиеся результатом глобализации, по-прежнему сконцентрированы в... небольшом числе стран и неравномерно распределяются в самих этих странах. Во-вторых, в последние десятилетия возникло несоответствие между успешными усилиями по разработке строгих и неукоснительно соблюдаемых правил, способствующих расширению глобальных рынков, и не очень активными действиями в поддержку столь же важных социальных целей».

«... Для многих людей глобализация стала означать большую уязвимость к воздействию незнакомых и непредсказуемых сил, которые могут вызвать экономическую нестабильность и социальные неурядицы, иногда с молниеносной быстротой... Растет тревога по поводу того, что под угрозу может быть поставлена целостность культур и суверенитет государств. Даже в самых могущественных странах люди задаются вопросом о том, кто осуществляет руководство, беспокоятся за... рабочие места и опасаются, что их голоса могут быть заглушены шквалом глобализации».

Глобализация ограничивает способность развитых стран смягчать негативные внутренние последствия все более широкого открытия рынков, в то время как развивающиеся страны никогда не обладали такой способностью. В результате население и тех, и других стран испытывает чувство незащищенности и ненадежности.

Революция в области глобальных средств коммуникации породила новые надежды на то, что страдания людей будут облегчены, а основополагающие права защищены. Ни правительства, ни международные институты пока еще не выяснили ни всех последствий этих ожиданий, ни того, как их оправдать.

«В основе этих различных проявлений озабоченности лежит единый мощный призыв: глобализация должна означать нечто большее, чем создание более обширных рынков. Чтобы выжить и процветать, мировая экономика должна... способствовать прогрессу в достижении более широких по своему охвату социальных целей». В большинстве случаев об альтерглобалистах говорят как о новом социальном феномене. Ни по идеологии, ни по составу участников это социальное движение не представляет собой ничего нового в сравнении с тем, что уже существует в мировом социальном пространстве на протяжении десяти и более лет. Несомненно, что определенную идеологическую путаницу вносит определение «антиглобалистический», данное этому движению.

Но пафос средств, намечаемых и реализуемых для достижения своих целей, резко отличает альтерглобалистское движение от альтернативных движений XIX и XX вв.

В прошлом «движения коренного обновления» предполагали наличие единой позитивной идеологии, гегемонии одного класса, единой объединяющей во всемирном масштабе организации, единого руководства (сугубо централизованного или демократического), четко очерченных границ. В разной мере это относилось ко всем трем Интернационалам, к международному коммунистическому (и троцкистскому) и социал-демократическому движению второй половины XX в.; в несколько иной форме — к наднациональным освободительным движениям третьего мира. Альтерглобалистскому же движению, напротив, свойственны принципиальная размытость границ, «девертикализация» и децентрализация, отсутствие руководящих органов, иерархии, обязательности, унификации. Место пирамиды (или конуса) занимает сеть: множество разнотипных движений, созданных на различных «основаниях» и не связанных никакой дисциплиной — ни идеологической, ни политической, ни организационной. Единственное, что их объединяет постоянно — это неприятие нынешнего положения вещей, принципы примата действия и внутренней демократии, а также Интернет; спорадически — акции протеста; изредка — Форумы.

Среди основных черт сетевой организации как одного из принципов альтерглобализма выделим такие: неиерархичность, децентрализация, преимущественно горизонтальная и/или функциональная кооперация участников; гибкость, подвижность, изменчивость форм и конфигураций; легкость и быстрота создания и распада структур; открытость сети для «входа» и «выхода»; общедоступность ресурсов (прежде всего информационных) сети; равноправие участников сети независимо от их роли, масштаба, ресурсов; не только некоммерческий, но и антирыночный характер деятельности; вторичность форм и структур по отношению к содержанию деятельности; уникальность сетей.

Такое сочетание и контраст преемственности/отрицания прямо и тесно связаны с двумя коренными отличиями альтерглобалистского движения от «альтернативоносцев» XIX и XX вв. Одно из них — принципиальное отношение к Государству, бывшему для абсолютного большинства антисистемных сил прошлого сначала главным орудием, средством построения «нового мира», а затем реальной целью их борьбы и существования (исключением из этой нормы были (и остаются) анархисты).

В самом деле, именно завоевания и действия централизованной политической власти (или участие в ней) всегда были для носителей альтернативы/инвариантности развития магистральным путем действия, главное целью их существования. У коммунистов, революционных националистов и антиимпериалистов обладание государственной властью, по сути, заменяло программные цели, у социал-демократов — оправдывало постоянную ревизию или отказ от них. Напротив, объявленной или стратегической целью альтерглобалистского движения (но пока не самоцелью) является «завоевание общества», завоевание гегемонии в этом обществе.

Можно говорить, что это движение вобрало в себя значительную часть левого спектра развитого общества — именно развитого, поскольку оно является продуктом преимущественно западной цивилизации, а также постиндустриализации и постмодерна. «Развитые индустриальные страны демонстрируют разную степень активности в альтерглобалистском движении, что, вероятно, можно объяснить уровнем распространения в обществе ценностей постмодерна. По данному показателю Нидерланды (28% в возрастной группе 16—29 лет) опережают США (17%), Германию (15%), Великобританию (13%). Неудивительно, что Нидерланды имеют широкое представительство общественных организаций, выступающих с радикальными социальными требованиями».

Альтерглобалистическое движение является достаточно разнообразным по своему внутреннему составу. Например, в альтерглобалистских акциях принимают участие, как группы, которые принципиально против насилия (пацифисты, евангелисты), так и те, которые не мыслят своей деятельности без актов насилия (национал-сепаратисты, леворадикальные группы). И очевидно, для сохранения единства альтерглобалистского движения необходим радикальный плюрализм. Он в альтерглобализме является одним из его отличительных признаков. Тому есть объективные предпосылки: слишком молодо движение, слишком мало времени у него было на привычную политическую структуриализацию. Однако основное в том, что ставка на радикальный плюрализм делается сознательно, он является как бы одним из программных положений движения.

Здесь уместно вспомнить определения бренда в маркетинге, которые, как нам кажется, могут дать ключ к пониманию сущности международных процессов, связанных с понятием альтерглобализма. Бренд в маркетинге часто понимается как некий фирменный знак: при этом знак существенно отличается от сообщения (message), несмотря на то, что в знаке существенно меньше содержания, он является не менее важным, так как указывает на нечто важное, апеллирует к ценностям, лежащим в основе сообщения. Эволюция альтерглобализма также проходит по классической схеме реакции потребителя на новый бренд.

Законы маркетинга, опирающиеся на работу с обществом как с массой потребителей, хорошо работают в ситуации альтерглобалистов. Движения альтерглобалистов предельно глобализированы, особенно в том, что касается использования информационных технологий. Альтерглобалисты, провозглашая одной из своих целей борьбу с обществом потребления, вербуют себе сторонников и формируют общественное мнение, используя методы маркетинга и брендинга. Движение полностью ориентировано на общественное мнение. Информационные сети Индимедиа и Альтернета публикуют пособия по работе со СМИ, по проведению уличных манифестаций, созданию и распространению новостей. Фактически движение внутри себя проводит постоянный обучающий процесс, превращая своих активистов в журналистов — любителей.

по данным сайта Московского государственного университета


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».