/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Идеология развития /  Глобальные конфликты /  Конфликты развития /  Номократия: быть или не быть?  

Номократия: быть или не быть?

 

 

Любой fin de sicle традиционно знаменует собой появление очень быстро становящихся популярными идей о решительном переустройстве мира. Сегодня, в очередную «пересменку веков», говорить о масштабном экономическом кризисе, равном по последствиям Великой депрессии, пока равно. Даже несмотря на продолжающийся кризис в США (на этот раз он связан с ипотекой и невозможностью должников расплатиться по кредитам), мировая финансовая система остается стабильной. Теория «нового человека» для наступившего века меж тем вполне сформировалась; для ее воплощения не хватает двух существенных обстоятельств — полигона и катастрофы.

Призрак бродит по Интернету…

Элита информационной эры была названа netократией шведскими журналистами Александром Бардом и Яном Зодерквистом: одноименная книга, в 2004 году переведенная и на русский язык, до сих пор остается едва ли не самым смелым предсказанием постиндустриального будущего. Бард и Зодерквист выдвигают идею рождения «новой сетевой элиты», которая должна прийти на смену традиционной элите капитализма (и политической, и экономической, и социальной — Сеть в этом смысле превращается у шведских авторов в абсолютный аналог реальности).
 
Основной тезис Барда и Зодерквиста состоит в том, что «господство интерактивности в качестве главного атрибута информационного обмена приведет к полной смене самих основ установившегося порядка, или, говоря научным языком, к изменению парадигмы существования, что в свою очередь приведет к изменению механизмов распределения власти в обществе и переходу ее от одного правящего класса к новому, точно так же, как в свое время власть перешла от аристократии, правящего класса феодализма, к новому хозяину тогдашнего мира — буржуазии, появившейся вследствие установления индустриального способа производства».
 
Именно эти предпосылки, по мнению публицистов, должны послужить причиной создания нового класса, который и назван netократией: «…виртуальное общество представляет собой длинный ряд сетевых пирамид — властной иерар­хии, в которой представители консьюмтариата в основном входят в наименее привлекательные сети, полные информационного мусора, в то время как нетократы образуют сети высших уровней, в которых концентрируется власть и влияние. Это общество по определению является посткапиталистическим, поскольку ни деньги, ни титулы, ни слава в нем не имеют значения при вступлении в ту или иную сеть высшего уровня.
 
«Нетократический» iniyc, который ныне в цене, определяется совершенно другими характеристиками — знанием, контактами, кругозором, видением. Другими словами, качествами, которые повышают статус сети и делают ее еще более могущественной». Разумеется — и это тоже очень важный тезис — в новом сетевом обществе деньги перестанут играть первостепенную роль: «Так, в культуре аттенционализма доступ к адекватной и эксклюзивной информации в значительно большей степени, чем доступ к деньгам, имеет решающее значение для обладания властью и положением в обществе. Каждая успешная в этом отношении персона или организация будет осаждаться бесчисленными инвесторами, охотящимися за информацией, которые будут готовы стоя на коленях умолять разрешить им инвестировать их капиталы в деятельность, которую они даже до конца не понимают, и они будут просто вынуждены приспосабливаться к разнообразным нетократическим прихотям».
 

Netократы и другие заинтересованные лица

Оставим «нетократические прихоти» «нетократам»: в этой концепции интересна прежде всего ее соотнесенность с повседневной практикой. Здесь же, говоря языком Барда и Зодерквиста, каждый вынужден по-прежнему удовлетворять свои прихоти самостоятельно.
 
Экономически — и это самый простой для анализа срез — Интернет в действительности крайне облегчил множеству потребителей жизнь, создал новые места, не связанные непосредственно с производством в его классическом смысле, и превратился в очень удобный инструмент как инвестиций, так и трат. Беда только в том, что собственно деньги никуда не исчезли: в Сети они отягощены ровно тем же инструментарием, что и в реальности, выполняют ту же функцию и адекватной замены себе не подразумевают. Интернет-корпорации, например Google, могут зарабатывать миллиарды, но институционально эти деньги — те же миллиарды, что вложены в акции сталелитейных или авиастроительных компаний. Информация за последние несколько десятилетий действительно резко выросла в цене, но заменить собой деньги она оказалась бессильна.
 
С политикой в свою очередь все несколько сложней. Кандидаты в президенты США могут сколь угодно эксплуатировать Сеть (у Барака Обамы существует даже русскоязычный сайт, что совершенно бессмысленно, хотя и красиво), но их основное поле боя — все те же штаты, что и полвека назад. Проигравшая французскую кампанию Сеголен Руаяль одной из первых осмелилась создать свой блог и сделать сетевые ролики средством агитации: это ей мало помогло. Последние выборы в Государственную думу РФ прошли под аккомпанемент неистовой критики «Единой России» в «Живом журнале»: ЕР одержала сокрушительную победу, словно бы назло «новой элите». Политика действительно выходит в Сеть, но власть по-прежнему обитает там, где обитала всегда. Ярость, оперативность и искренность (уже, конечно, почти всегда фальшивая) оказались бесконечно слабы перед презренным инструментарием реальной политики.
 
Социально же Сеть стала, вопреки всем теориям, средством экспресс-общения, а вовсе не инструментом «информационной экспансии». Русский сегмент Интернета за короткий промежуток пережил расцвет, финалом которого и могло стать формирование netократии, сообщества, чьи интересы лежали бы исключительно в информационной сфере, а власть простиралась далеко за ее пределы. Полигоном для этого испытания стал «Живой журнал», система личных дневников, которые теперь есть едва ли не у каждого, кто имеет хоть какое-то отношение к медиа (именно поэтому, кстати, люди менее возвышенных профессий — таксист, врач, директор школы — пользуются в блогах ошеломительной популярностью). Но постоянно разрастаясь количественно, ЖЖ не смог превратиться в сколь бы то ни было значимый инструмент влияния. Особая социальная среда, только осознав себя, тотчас же запустила процесс самораспада. Блоги не сумели придумать себе никакого иного занятия, кроме медленной предпродажной подготовки: компания Sup, польстившись, вероятно, растущим числом блогеров, уже выкупила у Six Apart «Живой журнал», который оказался привлекательным не потому, что он аккумулировал «новую элиту», а потому, что производители решили выйти и на этот, доселе неведомый, рекламный рынок. Новые «сверхчеловеки» сдались на милость победителю без войны: их хватило только на бесконечные репосты сенсационной новости о «продаже русского ЖЖ».
 

Новая элита и старые мехи

 
По множеству самых разных причин русскоязычный сегмент «Живого журнала» действительно мог стать если не элитой, то ее кузницей, но буквально за несколько лет деградировал до уровня дешевой бульварной газетенки, упоенно обсуждающей болезнь «звезды», выносящей на всеобщее обозрение свои язвы и кряхтя поругивающей власть. Невеликие заслуги. Парадокс нынешней ситуации состоит в том, что без значительных экономических причин, к которым ЖЖ-юзеры не будут иметь ровным счетом никакого отношения, отечественную блогосферу может сделать чаемой новой элитой именно власть. Для этого необходимо в короткий срок резко ограничить массовый доступ к Сети, и только тогда, в подпольных условиях, на одном «спертом дыхании» и сможет вырасти поколение «новых людей». Власть же, вопреки всем истерикам о «контроле Интернета», всерьез не может ничего контролировать. И Россия здесь — не исключение, как очень бы хотелось многим, а всего лишь одна из множества стран, граждан которой можно лишь призвать к созданию в Сети «атмосферы высокой нравственности». 
 

Вместо этого умилительного сюжета скорее всего будет происходить очень понятная и очень тривиальная «монетизация блогов»: личные дневники будут или исподволь, или открыто работать как рекламные площадки. Никакой катастрофы в этом нет: реклама — двигатель торговли, блоги читают потребители товаров, все старо как мир. А революция откладывается на неопределенный срок.

И виноваты в этом потенциальные революционеры, которые могли бы стать «новой элитой», а остались или вечными подростками, или не менее вечными кухонными разоблачителями. Ни с теми, ни с другими революции, пусть даже сетевой, не сделаешь. Остается ждать, когда второй кризис капитализма войдет в свою решающую фазу: правда, вряд ли стоит сомневаться в том, что нынешние обитатели блогов отойдут в мир иной куда раньше. «Сверхчеловеков», как и сто с лишним лет назад, вновь придумали раньше времени: вряд ли стоит их в этом винить.
 

по данным RE-АКЦИЯ


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».