/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Идеология развития /  Русская национальная идея: варианты /  Идеологический курс на инновации: утопия или реальность?  

Идеологический курс на инновации: утопия или реальность?

В марте МЭРТ представил новый проект концепции краткосрочного социально-экономического развития Российской Федерации, разработанный по поручению действующего президента Владимира Путина. Этот документ также стал известен как концепция-2020. Нынешний вариант концепции еще должен быть доработан до мая. МЭРТу придется прописать более конкретно механизмы реализации проекта, а также определиться с отношением к предложению избранного президента Дмитрия Медведева, который, выступая в Красноярске со своей экономической программой, заявил о необходимости снижения налогов, в том числе о целесообразности перехода к единой пониженной ставке НДС.

В зависимости от частного понимания новой конфигурации власти концепция может быть истолкована как крайне амбициозная программа президентства Дмитрия Медведева либо как - в равной степени - амбициозная программа премьерства Владимира Путина. Однако безотносительно к той или иной интерпретации заказанная Владимиром Путиным концепция-2020, если она действительно ляжет в основу преобразования страны, имеет все шансы превратиться в основной идеологический документ "оттепели" - грядущей эпохи президента Дмитрия Медведева. Пожалуй, это самый либеральный проект развития России, появившийся за последнее время.

Концепция МЭРТа провозглашает создание институтов, способствующих формированию инновационной экономики, в качестве главной задачи развития страны к 2020 году. Выбор вектора развития был сделан действующим президентом Владимиром Путиным, который на заседании Госсовета 8 февраля заявил, что у России нет иного выбора, кроме как строить инновационную социально-ориентированную экономику, не отказываясь при этом и от сырьевых преимуществ.

В целом текст концепции-2020 представляет собой довольно трудно читаемый документ, отражающий видение будущего страны группой экономистов из МЭРТа. Типичный образец министерской аналитики, которая для того, чтобы стать понятной и осознанной чиновниками как политически целесообразная и своевременная, нуждается в дополнительном переводе на обыденный язык.

Критики ухватились за то, что разработчики концепции не потрудились прописать конкретных механизмов, при помощи которых правительство собирается изменить сырьевую ориентацию российской экономики и перейти на инновационный путь развития. В МЭРТе резонно возразили, что подготовленный документ содержит лишь общее видение развития экономики страны, или идеологию, которая должна быть положена в основу институциональных реформ, призванных помочь России осуществить рывок в XXI веке. Инновации описываются в документе как способ преодоления формирующихся вызовов устойчивому развитию страны и через необходимость достижения вполне определенных целей (технологического прорыва, а следовательно, как общей диверсификации экономики, так и структуры экспорта в частности).

При изменении качественной составляющей экономического роста - с сырьевой на инновационную - Россия к 2020 году должна увеличить ВВП на душу населения по паритету покупательной способности более чем в два раза: с 13,7 тысячи до 30 тысяч долларов и подняться по этому показателю с восьмого на пятое место в мире. Концепция предполагает улучшение качества образования (и исходит из того, что российская наука по своему потенциалу способна обеспечить инновационный прорыв), медицины (создание фактически новой системы здравоохранения), преодоление демографического кризиса (достижение стабилизации численности населения), усиление финансового сектора (превращение страны в один из мировых финансовых центров, а российского рубля - в крепкую региональную валюту). В проекте МЭРТа нашлось место и геополитике: России отводится место центра интеграционных процессов на евразийском пространстве.

На первый взгляд мы имеем перед собой чисто экономическую программу, полностью свободную от выражения какой-либо политической позиции. Экономическая концепция правительства должна быть вне политики, поскольку правительство до сих пор не являлось политическим и выполняло сугубо технические, исполнительные функции. Однако дело не в том, что концепция представляет идеологию инновационных реформ, но в том, что эта идеология, помещаемая в реалии современной российской политики, приобретает вполне определенный политический смысл, которые уже нельзя будет списать на легко устранимый довесок, дань бюрократической моде или неуклюжую попытку министерских чиновников показать свою приверженность мейнстриму. Попробуем разобраться с этой любопытной коллизией.

Идеология концепции основывается на прекращении избыточного государственного регулирования экономики и переходе к косвенным методам регулирования экономических процессов. Очевидно, что инновационная экономика требует изменения механизмов государственного управления, но также очевидно и то, что эти изменения приведут к неизбежным трансформациям в российском обществе. Далее анонимные авторы концепции утверждают, что, "только реализовав формулу развития "демократия - человек - технологии" и воплотив ее в повседневную практику жизни общества, Россия сможет реализовать свои потенциальные возможности и занять достойное место среди ведущих мировых держав". Возникает резонный вопрос: не приобретают ли трансформации, которые повлечет реализация концепции, тектонический характер для политической системы страны?

Используя свои текущие финансовые и административные возможности, государство решило заняться планированием с целью решения модернизационных задач. Причем государственное планирование в данном случае предполагает создание такой системы, которая в перспективе существенно сократит для государства сами возможности для планирования. Концепция-2020 является проектом модернизации сверху, которая постепенно, по мысли разработчиков, должна перерасти в модернизацию снизу, когда должным образом дерегулированная экономика, обеспеченная всеми необходимыми институтами для своего самостоятельного развития, сама начнет себя эффективно модернизировать, а государству лишь останется собирать налоги, в той или иной степени поддерживать на них социально неуспешных, обороноспособность страны и международную экспансию российского бизнеса.

Роль институтов здесь оказывается решающей. Создатели концепции хорошо усвоили уроки институциональной экономики. Они считают, что институты для устойчивого развития важнее и живучее конкретных распределительных программ, основанных на "распиле" бюджета. Создание институтов демократического общества и рыночной экономики является главным содержанием модернизации. Государство создаст эффективно функционирующие институты, которые впоследствии будут способствовать устойчивому развитию страны без участия государства. Институты, а не государство будут стимулировать индивидов к созданию инноваций и поддерживать их инновационное поведение. Вряд ли кто-либо усомнится в правильности и своевременности такого подхода. По мысли создателей концепции, государству следует найти баланс между вмешательством и свободной инициативой, которая и является основным источником инноваций, не теряя при этом своей роли контролера и идеолога, выбирающего общие векторы развития.

Можно, конечно, отнестись к концепции скептически. Стало уже привычным, что правительственные документы иногда выходят за рамки доминирующей среди исполнительной власти управленческой философии, и определенный когнитивный диссонанс здесь вполне обычная вещь. С одной стороны, линия президента и его окружения, которая имеет больше шансов на то, чтобы стать реальностью, а с другой - остающиеся на бумаге либеральные министерские проекты. Функция последних скорее сводится к напоминанию о еще сохранившейся склонности элиты к либерализму, либо же они призваны убеждать граждан в нужности правительства и в его интеллектуальной способности к большим проектам.

Если же принять концепцию-2020 за чистую монету, то есть за проект, который будут реализовывать в действительности, есть одно существенно "но", имеющее политический характер. Документ решительно идет вразрез с тем политическим курсом, который имел место в последнее время: укрепление вертикали власти и усиление роли государства в экономике. Можно предположить, что государство в лице правительства решило наконец расстаться с множеством своих полномочий, чтобы реализовать более современную, успешную и привлекательную общественно-политическую модель.

Однако парадокс состоит в том, что данный тезис может вызывать справедливые опасения как со стороны условного "либерала", так и со стороны условного "охранителя". "Охранитель" может сказать, что концепция является отражением чисто либеральной идеологии, которая вступает в противоречие с политикой укрепления роли государства эпохи Владимира Путина.

Либерализм проекта МЭРТа является бюрократическим, это либерализм технократов, которые пытаются выглядеть социал-либералами, полагающими, что можно сохранить значительную роль государства, одновременно сделав общество в целом и экономические отношения в частности более свободными. Такие либералы поддерживали Владимира Путина в самом начале его президентского срока, и у "охранителя" возникнут серьезные опасения по поводу столь нежелательного реванша той части элиты, которая долго пыталась разглядеть во Владимире Путине нового Пиночета. С другой стороны, "либерал" может расценить правительственный проект как еще одно воспроизведение бюрократической мифологии, в соответствии с которой можно успешно совместить всесильную власть и свободы или построить свободное общество с инновационной экономикой, не задевая интересов могущественной властной вертикали, живущей по своим правилам игры. Для "либерала" идеология проекта лишь симуляция либерализма, наследие усвоенных чиновниками академических представлений об экономике, которые разбиваются о стену устройства реальной российской политики.

Как либеральный проект, реализация концепции-2020 предполагает масштабную демократизацию общественной жизни и значительное понижение роли государства не только в экономике, но и политике. Фактически проект МЭРТа основывается на том, что следует радикально изменить отношения между бизнесом и властью, которые сложились в путинскую эпоху, что правила игры здесь должны быть совершенно другими. Можно сказать более радикально: документ предполагает изменение всей тесно связанной с бизнесом сложившейся политической системы в России.

Что же получается? Очередная утопия или революция сверху? Если последнее, то государство подготовило ее в своих собственных рамках, выбив в очередной раз почву из-под ног еще не состоявшейся оппозиции. Если же изменений политической жизни страны не последует, то концепция так и останется на бумаге лишь в качестве любопытного несостоявшегося проекта эпохи, отражающего одно из пониманий будущего страны. Или она перейдет в разряд утопий.

В связи с реализацией концепции-2020 возникает также важный электоральный вопрос. Для воплощения этого документа в действительность власти будет необходимо новое электоральное большинство. Путинское большинство, которые принципиально не является большинством идеологическим, то есть существующим в единстве только благодаря совместно разделяемой идеологии, может и "не подойти" под этот проект.

Граждане, голосовавшие за Владимира Путина, могут иметь различные идеологические представления. В этом была электоральная успешность политической конструкции власти, наблюдавшаяся в последнее время. Избиратели Путина голосовали за Путина не потому, что у него была ясно сформулированная идеология, а потому что он был вне идеологии, олицетворяя истолкованные неполитически стабильность и экономические успехи. Идеологичность власти, напротив, была успешно ассоциирована с противостоянием реформаторов и коммунистов в начале критических с точки зрения экономики и благосостояния населения 90-х. Власть была успешной именно потому, что она не пыталась поляризовать общество. Попытка идеологизировать электоральное большинство, как это было перед парламентскими выборами 2007 года, до сих пор вызывала недовольство и вялое сопротивление.

На этом фоне концепция-2020 пропитана ярко выраженной либеральной идеологией. Если власть, будь это президент Дмитрий Медведев или будущий премьер Владимир Путин, действительно хочет ассоциировать себя с этой идеологией, то ей понадобится новое большинство. Реализация концепции-2020 - это не только трансформация политической системы, основанная на построении новых отношений бизнеса и власти, власти и общества в целом, но и путь к поляризованной, идеологической политике, когда есть много конкурирующих центров силы, разделяющих разные ценности, и в том числе разные взгляды на то, как должна развиваться экономика. В общем, вероятно, следует ждать концепции-2020 и от "охранителей".

"Русский Журнал" ( О. Игнатов " Утопия-2020")


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».