/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Идеология развития /  Русская национальная идея: варианты /  Технократия как национальная идея. За и против  

Технократия как национальная идея. За и против

Технократия (греч. techne, «мастерство» + греч. kratos, «власть») — социально-политическое устройство, при котором общество регулируется компетентными учёными и инженерами исходя из принципов научно-технической рациональности.

В широком смысле — совокупность теоретических философских концепций, возвеличивающих социально-преобразующую роль техники в современном обществе.

Технократы — высококвалифицированные специалисты в области техники и технологии, которые осознают, что большинство значимых социальных проблем можно решить с помощью технологически ориентированных методов. Финский ученный и академик Гуннар Ньяльссон (Gunnar K.A. Njalsson) высказал мысль о том, что технократы в первую очередь руководствуются своим рациональным мышлением и только затем собственными интересами. Их деятельность и увеличивающийся успех их идей являются ключевым фактором распространения современной технологии, а также идеологической концепции «Информационного сообщества». Технократов можно разделить на две группы «эконократы» и «бюрократы».

(http://ru.wikipedia.org)

России нужна новая опричнина – технократическая и инновационная

Созданные нынешними РФ-бюрократами планы подъема судостроения – это беспомощный лепет, путь в никуда. Это – порочная попытка «догоняющего», а не «опережающего» развития. Нетрудно предсказать плоды бюрократических усилий по спасению остатков советского Минсудпрома: деньги будут истрачены, немалая часть их – безнаказанно «распилена» (и уйдет за рубеж на замки в Англии), но само кораблестроение РФ все равно «накроется», будучи не в силах соревноваться с ведущими мировыми производителями. Ведь они за двадцать лет уйдут далеко вперед.

То же самое касается и космоса, и авиапрома.

Нам нужно совершить революцию в кораблестроении (а также в космосе и авиапроме), создать нечто принципиально новое. Нечто такое (если говорить о кораблестроении), что будет отличаться от современных судов так же, как в свое время пароход с гребным винтом отличался от парусника.

Но по силам ли это чиновникам РФ?

Гибель русского судостроения привычного типа была предопределена развалом Советского Союза и «либеральными реформами». От нас оторвали великолепные верфи Николаева, Херсона, Крыма. На «независимой Украине» они обречены на гибель. Развал сильной государственной экономики уничтожил большие заказы ВМФ СССР и Минморфлота (погибли и тот, и другой). Идиотская «кавалерийская приватизация» растащила на части и уничтожила систему больших судоходных компаний СССР (Черноморского морского пароходства – ЧМП, Балтийского – БМП, Азовского, Тихоокеанского, Мурманского, Дунайского, Волжского и т.д). А ведь они могли быть крупными заказчиками новой техники. Но теперь все превращено в скопище мелких нищих «компашек», суда растащены по оффшорным фирмочкам. За полтора десятка лет господства торгашей, «пильщиков» бюджета и чиновников судостроительная промышленность превращена в устаревший хлам, кадры рабочих и инженеров вымерли, деквалифицировались, разбежались. Впрочем, практически то же самое сотворили и с отечественными авиацией и авиапромом.

В современном мире тот, кто на полтора десятка лет исчез с мирового рынка, может на него не возвращаться – на его место давно пришли новые производители. Теперешняя РФ не сможет сохранить за собой даже внутренний рынок. И никакие правительственные программы, никакая Объединенная судостроительная корпорация РФ уже не помогут. Все это надо было делать еще в середине 90-х. Тогда еще можно было успеть. Но теперь – все, аллес. Время упущено.

Эта преступная бюрократия

Стало быть, необходимо спасаться, строя нечто совершенно новое. Но для этого нужно обладать невиданной смелостью ума, незашоренностью мышления. Нужно уметь верить в «фантастику», обладать раскованным воображением, соединенным с научно-техническим кругозором. Таким «фантастом»-реалистом в Первую мировую оказался Уинстон Черчилль, «пробивший» строительство первых в мире танков – хотя «серьезные» бюрократы и генералы считали их просто бредом. Но практика блестяще подтвердила правоту «безумца» Черчилля и убожество «серьезных экспертов».

Когда-то «профессионалы» из военных и гражданских чиновников в штыки встречали саму идею о строительстве искусственных спутников Земли. Так, весной 1945 г. Бюро астронавтики ВМС США поставило задачу вывода на орбиту первого искусственного 225-кг спутника Земли в 1951 году. Советская разведка узнала об этих планах в 1946-м, раздобыв секретный доклад «РЭНД-корпорации». Когда сталинский министр вооружений Дмитрий Устинов получил сии сведения, он переправил секретную информацию всем авиаконструкторам с резолюцией: «Прошу дать четкие предложения – кому и что делать!» Но ответа не последовало.

В том же 1946-м один из основоположников советской космонавтики Михаил Тихонравов вместе с военным инженером Николаем Чернышевым направляют лично Сталину рапорт – проект постройки ракеты ВР-190, которая должна поднять двух пилотов и научную аппаратуру в космос, на высоту в 190 километров – и затем опуститься на парашюте. Это был практически суборбитальный космический полет, который мог состояться уже в самом начале 1950-х годов. Сталин проект одобрил. Но Министерство авиапромышленности СССР и не думало считаться с решением самого Вождя!  (Примеры беру из книги М.Хозикова «Ракетные боги Кремля»).  

Тихонравов и Чернышев переходят работать в НИИ-4, ракетно-артиллерийский институт в подмосковном Болшево. Вроде бы, руководитель института Алексей Нестеренко им покровительствует. Но внутри НИИ-4, где Тихонравов и Чернышев работают над ВР-190, на них смотрят волками. Мешают работать. Пишут жалобы «наверх», в ЦК КПСС.

14 июля 1948 года на годичном собрании Академии артиллерийских наук Тихонравов выступил с докладом об искусственном спутнике Земли. Его доклад слушали в гробовом молчании. Один из гостей презрительно бросил: мол, НИИ-4 нечем заниматься, если он решил перейти в область фантастики. Даже будущий Генеральный космический конструктор Сергей Королев тогда не поддержал Тихонравова, главной задачей считая создание добивающей до США ракеты.

В марте 1950 года, во время очередной научно-технической конференции, Тихонравов сделал еще один доклад о том, что уже сейчас можно запустить в космос искусственный спутник Земли с помощью многоступенчатой ракеты (Тихонравов называл ее «пакетом»). Кроме того, говорил исследователь, дальность боя многоступенчатых баллистических ракет уже сейчас можно сделать неограниченной, причем в самом ближайшем будущем! Зал стал возмущенно шуметь еще в ходе доклада. Но когда Тихонравов завершил выступление, раздались вопли: «А зачем это нужно? Нам что, делать нечего?» «Надо кончать эту канитель! Это же бред!» «Пакет не взлетит! Он опрокинется! Он разрушится!»

Когда зал удалось успокоить, Тихонравов попробовал было рассказать о тех возможностях, что дадут стране спутники, заговорил даже о полете человека в космос. И снова раздался хор возмущенных голосов. Самое ужасное, что представитель госкомисии, проверявшей работу НИИ-4, П.Чечулин, взяв слово, обозвал проект с запуском спутника «фантастикой и никому не нужной затеей». И что не надо тратить времени не только на такие исследования, но даже и на их обсуждение. И вообще НИИ-4 вместо того, чтобы «решать насущные задачи ракетной техники, ведет исследования надуманных, неактуальных проблем».

Если бы в СССР решение вопроса о многоступенчатых ракетах и космических аппаратах целиком отдали на откуп официальной бюрократии: военной, научной и собственно административной – мы бы безнадежно отстали от американцев. Ракетами не хотели заниматься авиастроители, спутники готовы были похоронить ракетно-артиллерийские «авторитеты». Даже Сталин им не мешал саботировать космический русский прорыв. И вообще дело спас энтузиаст Тихонравов: его перевели на должность научного консультанта НИИ-4. И он продолжил работать над теорией спутников – ведь все делалось в рамках создания межконтинентальной ракеты, способной долететь до Америки. Но такая ракета по определению была уже космической.

«Кружок Тихонравова» работал в свободное от основных заданий время. В 1950 году Тихонравов договаривается с Королевым о совместной работе по «пакетной ракете». На чистом фанатизме тихонравовский коллектив разработал теорию движения спутников по разным орбитам, решил проблему входа космического аппарата в плотные слои атмосферы при возвращении на Землю (придумав теплозащитные экраны), решил проблему энергоснабжения КА с помощью солнечных батарей. Идея будущей энергетики наших космических аппаратов родилась у Тихонравова, когда он увидел в журнале... фото термоэлектрического генератора, что работал от тепла керосиновой лампы и питал радиоприемник «Колхозник».

Три года тихонравовцы вопреки чиновному аппарату вели работу. И лишь в 1953 году, заручившись поддержкой Королева, Тихонравов написал справку-доклад в правительство – опять о создании искусственного спутника Земли (ИСЗ). И правительство приняло положительное решение! Только тогда НИИ-4 получил официальное задание на разработку ИСЗ…

 

Увы, новый застой

К чему все это говорится? К тому, что в русской промышленности (и в частности, судостроении) необходим подобный же «фантастический» порыв. Но правительственные бюрократы его не обеспечат.

Чиновник по природе своей не любит ничего революционного, принципиально нового. Оно и понятно: чиновник не любит рисковать и брать на себя ответственность. Для бюрократа главное – не дело сделать, а угодить начальству, сохранить свой пост и возможность распоряжаться бюджетными средствами (в том числе – и запуская в них лапу). А принципиально новое – это всегда риск и личная ответственность. Что может быть более противным природе бюрократа?

Чиновник по природе своей не любит ничего революционного, принципиально нового.

Поэтому он будет до бесконечности эксплуатировать уже созданное до него. Чтобы не рисковать, чиновник всегда выбирает уже готовые рецепты, норовя подсмотреть их, например, у богатых стран Запада. Да и то не всегда! При Николае Первом чиновники яростно сопротивлялись строительству железных дорог в Российской империи, приводя массу «разумных» аргументов: от того, что новый транспорт лишит русского мужика возможности зарабатывать на дальних перевозках грузов на телегах – и до того, что снежные русские зимы будут парализовать железнодорожное сообщение на три-четыре месяца в году. Только волевое решение императора сломало сопротивление чиновничества.

Дай волю чиновникам – и мы до сих пор ездили бы на конных повозках. Все новое бюрократ норовит обозвать «бредом» и «популизмом». Этот ярлык клеят в современной РФ всем, кто пытается сделать что-то действительно новое, сулящее стране прорыв. Бюрократия не обладает смелостью ума и нужным научным кругозором.

К сожалению, и правящая в РФ партия – тоже бюрократический отряд. Бюрократы в РФ пишут программы развития и подъема отраслей промышленностью. Немудрено, что программа Объединенной судостроительной корпорации обрекает отрасль на поражение в мировой конкурентной борьбе. Впрочем, только ли судостроение? Есть серьезные основания считать, что так же ведутся к тупику и самолетостроение, и энергетика, и космонавтика РФ. Мы уже не раз писали о том, что созданные российской бюрократией 2000-х годов планы развития космической отрасли – это однозначно застой, бесконечная эксплуатация советского наследства и затем – развал.

То же самое – и в авиапроме РФ. Посмотрите на планы Объединенной авиастроительной корпорации: вся та же картина «медленным шагом – робким зигзагом». Стержневым проектом делается «Сухой Суперджет»: весьма условно «российский» самолет (на 60% из иностранным комплектующих), который при этом построен по схеме 1960-х годов – двухдвигательного моноплана. А где же принципиально новое? То, что позволит нам стать монополистом на открытых нами же рыночных сегментах? Полностью отметены проекты создания пассажирских самолетов типа «летающее крыло» (предложения КБ имени Туполева и КБ Мясищева), самолета-гиперзвуковика («Ту-2000»). В создании беспилотных аппаратов – то же копирование иностранных образцов вчерашнего и позавчерашнего дня.

Таким образом, паралич науки промышленности РФ 1990-х сменяется, увы, не развитием, а новым застоем – чисто чиновничьим курсом на вбухивание огромных денег в проекты, гарантирующие стране отсталость и поражение в глобальной конкуренции.     

 

Губители русского интеллекта

Все это порождает страшное явление: в политике «догнать и скопировать» российское чиновничество выбрасывает за борт русских ученых и изобретателей, способных обеспечить качественный прорыв и отечественной промышленности, и всей страны. Ах, вы нам предлагаете новый тип водоизмещающего корабля с передним приводом? Так таких в Америке не делают! Так что идите вы, изобретатели, куда подальше – вы нам не нужны.

Подобные истории происходят в РФ сплошь да рядом. Множество авторов успешных изобретений никаким боком не включены в государственные программы и приоритетные нацпроекты. Их изобретений (успешно работающих!) для чиновников РФ как бы нет. Так что все разговоры о переходе РФ на инновационное развитие – пока лишь пустые слова. Реально идет копирование чужих достижений, а не опережающее развитие с использованием национального интеллекта.    

Печальный факт: государство РФ не имеет перечня изобретений и разработок русско-советского происхождения, у которых не было бы аналогов на Западе и которые сулили бы нам реальные качественные скачки в развитии.

Чем это кончается? Да тем, что обозленные, отвергнутые государством русские творцы начинают продавать свои изобретения за рубеж. И осуждать их не поворачивается язык: они хотят осуществить свои замыслы – и не умереть с голоду. В то же время, развитые страны Запада и развивающиеся амбициозные государства Востока осознают необходимость качественного скачка в развитии. И завтра именно они, а не РФ, воспользуются плодами умов русских гениев. Ну, а Росфедерация при этом останется далеко позади. СССР 1985 года относительно Запада тех же лет, как окажется, был гораздо более развитой и современной страной, нежели РФ 2010-2020-х.

Процесс усугубляется тем, что подобные гении – как правило, люди пожилые, с советской, а не российской подготовкой (в РФ качество студентов и ученых удручающе снижается). Такие творцы сейчас начинают умирать в силу возраста и болезней. И если мы не помешаем РФ-бюрократии уничтожать этих людей и вытеснять их за рубеж, то на нашем будущем можно малевать жирный черный крест!

 

Опричный ответ

Вывод напрашивается сам собой: России нужна новая, технократическая и инновационная опричнина. Опричнина в смысле параллельного, антибюрократического контура управления страной.

Вокруг властителя РФ необходимо создать структуру, способную определять перспективные проекты (путем поиска русских изобретений) и заставлять государственную бюрократию их воплощать. Подчас даже жестокими методами. Иначе Росфедерация обрекается на отсталость и историческое банкротство.

Но такая опричнина – отдельная тема…

http://www.rpmonitor.ru ( по материалам статьи М. Калашникова " Кто воплотит " фантастику?)

 

"Русская технократическая идея" Дмитрия Медведева

Выступление Медведева, состоявшееся 22 января 2008 года на "Гражданском форуме", лучше всего анализировать, наверное, при помощи компьютерной программы контент-анализа: сравнительная частота употребления тех или иных понятий или понятийных конструкций рассчитывается, исходя из языковой компетенции аудитории и цели речевой активности выступающего. Возможно, как раз в этом кроется смысл так называемых "программных выступлений" - их как будто бы пишет не человек, а программа, тщательно рубрифицируя слова, расставляя их по категориям, раздавая значимости и наделяя тем или иным смыслом в зависимости от окружающих слов. Но изощренная техника пелевинских политтехнологов отличается от волшебной бессмыслицы яндекс-генератора текстов в обратной пропорции креативных способностей человека и машины: в конце концов, в шахматы люди тоже играют именно как люди, а не машины, именно в той степени, в которой они знакомы с тем, как играют сами машины. Я не скажу, что текст выступления Медведева писался компьютерной программой, - это не так, но не удивлюсь, если этот текст мог прогоняться на программе контент-анализа, дабы избежать очевидных речевых ошибок.

Налицо победа технократической идеи тотальной исчислимости и устранения различных "посредников", искажающих итоговое "число власти".

 

Язык отечественной технократии, то есть язык бюрократии, по сути, мало изменился со времен Горбачева и его "Нового мышления" - поп-версии хабермасианства. Риторика "перестройки" ушла, но категории, которыми мыслилась организация власти (не считая отдельных фрагментов позднеельцинского стиля управления), - остались нетронутыми. Путин и путинцы - это абсолютные технократы. Было бы ошибкой говорить в отношении них о некоем "русском неоконсерватизме" - ничего подобного нет и в помине. Никаких таких "ценностей самих по себе" также нет - грубо говоря, любой разговор о "традициях" в конечном итоге обращается в анализ нормы управляемости; любой разговор о "национальном возрождении" - пресловутыми "макроэкономическими показателями"; любой разговор о демократии - обращением к социологическим рейтингам. Налицо победа технократической идеи тотальной исчислимости и устранения различных "посредников", искажающих итоговое "число власти".

Сам же текст выступления Медведева имеет одну интересную структурную особенность: он служит для предъявления некоего кода с дальнейшей его дешифровкой. Кодировка содержания может быть какой угодно - "либерально-демократической", "русско-идейной" (знатоки "русской идеи" наверняка отметят, что из того, что принято связывать с понятийным списком таковой, Медведев упомянул лишь справедливость - одно из самых проблемных понятий корпуса "русской идеи") и т.п. Любая идеологема в тексте Медведева значима не сама по себе, не потому, что открывает что-то несводимое к формам расчета, нечто аналогичное "загадочной русской душе". Знание, что Медведев - русский, ничего к пониманию Медведева как политика не добавляет. Идеологическое кредо Медведева происходит не из "русской политической культуры", а, скорее, из "немецкой политической культуры", как ее привыкли представлять изнутри русской политической культуры: прагматический расчет, дисциплина и порядок. И здесь пока Медведев полноценный наследник Путина-германофила. Но германофила образца Павла I - удивительного романтика порядка. Да и либерализм Медведева такой: сначала закон - потом право, а не наоборот.

Речь Медведева не была полноценной предвыборной программой. И не была речью национального лидера. Аналитики наверняка отметят то, что Медведев практически не высказался по тому, что связано с так называемым "силовым" корпусом вопросов - армии, милиции, госбезопасности. Ничего не сказал он и о промышленности самой по себе. Но здесь вопрос более или менее понятен: для Медведева-технократа промышленности как таковой - вынесенной за скобки рынка - нет, это всего лишь разновидность бизнеса. А "про бизнес" Медведев высказался определенно: ключевой термин тут "рынок".

Однако самым интересным и даже интригующим в выступлении Медведева оказалось то, что было упомянуто лишь вскользь, а именно - "Программа-2020". Что означает эта дата - 2020?

Возвращаясь к началу заметки - к "программной" метафоре, рискну предположить, что речь идет о некоем обозримом прогностическом пределе, пределе технократического мышления, обращенного в исторической перспективе вперед. Путинская по сути система и путинская - то есть созданная Путиным - власть мыслит сегодня на двенадцать лет вперед. Здесь - ее миссия. Она должна сбыться в этот срок, показать и раскрыть свой смысл. В эти двадцать лет... с 2000-го по 2020-й. Это пять президентских сроков. И впереди - большая часть пути.

Что ж, "Россия - вперед!"

Русский журнал

  • Vladimir
    Технократию, как власть профессионалов (техна = мастерство) следует рассматривать, начиная с политологии Платона, и штудируя технократические концепции ХХ века (особенно Гэлбрейта и Бела). Сегодня на фоне глобального многоаспекного кризиса вопрос о её вла

« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».