/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

От наукоградов — к технопаркам

В России больше 70 наукоградов. С началом рыночных преобразований им пришлось особенно тяжело. Чтобы сообща найти пути выживания и развития, они в начале
90-х объединились в Союз наукоградов, а недавно достучались и до федеральных законодателей. Лоббирование интересов наукоградов — одно из главных направлений депутатской работы первого заместителя председателя Комитета Государственной Думы по вопросам местного самоуправления профессора физики Гаджимета Сафаралиева.

— По сути своей, эти города не могли жить на самообеспечении, были задуманы и строились научными анклавами, вся городская инфраструктура зиждилась на градообразующих предприятиях и исследовательских учреждениях. С началом 90-х ситуация изменилась — помимо того, чтобы заниматься наукой и производить высокотехнологичный продукт, этим городам, как и всем прочим, пришлось заботиться о том, какую воду пить, на какие деньги ЖКХ содержать. Льгот и преференций не стало ни у городов, ни у их высокоученых жителей. Они остались один на один со своими проблемами.

Сейчас вновь приходит понимание, что если страна хочет развиваться по инновационному пути, то необходимо создавать условия для получения инновационного продукта. От того, как мы сможем стимулировать людей, открывающих новые знания, и тех, которые эти знания могут воплотить в реальный продукт, будет зависеть развитие нашей страны как современного государства. Но одними декларациями о том, что надо развиваться, мы ничего не решим. Надо иметь необходимую законодательную базу.

— Закон о наукоградах — шаг вперед? Гаджимет Керимович, у нас сейчас более 70 городов, которые по нему могли бы получить статус наукоградов. Претендуют на это звание гораздо больше — те же Воронеж, Комсомольск-на-Амуре, Белгород и многие другие, где размещены высокотехнологичные, наукоемкие производства. Но по этому закону им никогда не стать наукоградами.

— Нет смысла его сегодня критиковать. Главное, что в нем не устраивало города науки, это то, что государство о них забыло. Новый базовый Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» не обошел вниманием наукограды. Мы за эти строки немало поборолись во время прохождения законопроекта через Государственную Думу.

— И это опять не совсем то, что ожидалось?

— Сделали кивок в сторону наукоградов, не более того. 131-й закон как базовый отменяет предыдущие. Кто-то получил статус наукограда, еще несколько претендуют и скоро получат, но это им мало что даст. Раньше со статусом следовали преференции, налоговые льготы, теперь этого не будет. Получив статус, наукограды удовлетворят тщеславие, и только. Главная беда — из нового закона выпала программа развития. Определены критерии: кто может быть наукоградом, четко прописано, из чего складывается налогооблагаемая база, а положение о программе убрали. Но оно необходимо, чтобы было ясно, как город будет развиваться и как его финансирование сопряжено с программами финансирования градообразующего предприятия или института на его территории.

Мы пробивали поправку, закрепляющую программу развития наукограда, разработанную депутатами нашего Комитета и Комитета по науке и образованию. Но так как у нас в стране всем рулит Минфин и чиновников этого ведомства не перешибить, поправка не прошла.

— Чем же она Минфину не понравилась?

— Если есть программа, должно быть соответствующее финансирование. А в Минфине говорят, пусть самофинансируются. Это, думаю, идет от недопонимания, что такое наукограды, незнания задач, ради которых они создавались в свое время, и целей, которым они могут послужить сегодня.

Наукоград — это концентрация научного и технического потенциала для достижения новых высот в науке и технике. В том числе и в обороне, большинство советских наукоградов решало в первую очередь оборонные задачи. В тяжелейшие 30-е годы, в войну и послевоенную разруху страна шла на огромные затраты, создавая эти города. На развитие науки давали такие деньги, ей предоставляли такие льготы, что она легко могла сама содержать город: была своя система питания, здравоохранения, пансионаты и дома отдыха, дворцы культуры и спорта. Сейчас ничего этого нет. Наукоград может выжить как самодостаточное муниципальное образование. И тогда колоссальный научно-технический, кадровый потенциал, который за десятилетия был собран в этих городах, может послужить точкой роста в развитии страны, стать стартовым моментом модернизации России.

— Получается, Правительство думает о тарелке супа на сегодняшний день и не задумывается о будущем страны? Нет продуманной государственной политики в отношении наукоградов?

— До недавнего времени не было. Определенные надежды вселило выступление Президента В. Путина в Новосибирске, где он сказал, что надо создавать технопарки. Насколько я понял, Президент имел в виду особые зоны создания программного продукта в городах Подмосковья, Ленинградской области, Новосибирске. И это очень созвучно чаяниям Союза наукоградов России. К тому же не нужно начинать работу в чистом поле! У нас уже есть готовые площадки, скажем, тот же Зеленоград. Там уже построен город, собран научный потенциал, имеется необходимая техническая база, инфраструктура, есть определенные научные наработки, сформировавшееся сообщество, готовое воспринять новые задачи, и самое главное — есть атмосфера, которая создавалась десятилетиями.

— В чем вам видится угроза, в случае если не удастся провести ваши идеи?

— Закон о технопарках очень важный, готовился по заданию Президента. Он должен был определить, кем мы хотим стать — мировой державой или сырьевым придатком. Поэтому надо действовать, и мы действуем. При нашем Комитете создана рабочая группа по проблемам наукоградов. Она проводит заседания в Думе либо выезжает на места в Королев, Обнинск, Дубну. Поездку предваряем просьбой к участникам рабочей группы — депутатам, мэрам — дать свои предложения. Приглашаем принять участие представителей муниципальной и региональной власти. В результате этих встреч мы подготовили доклад о состоянии законодательства в этой сфере.

— Привлечь общественное внимание к проблеме — это уже часть ее решения?

— Я в науке 33 года, подготовил 5 докторов и 26 кандидатов наук и понимаю ситуацию изнутри: создать эффективные технопарки можно только на базе наукоградов. Если мы будем пренебрегать существующей базой и научным кадровым потенциалом, потеряем еще в темпе, не приобретем ничего нового и за бортом у нас окажется огромное количество людей. Потихоньку наукограды превратятся в захолустные малые города. А высокотехнологичные предприятия будут обречены выпускать сковородки.

Надеюсь, что в Министерстве образования и науки эта проблема найдет понимание.

— Самые сильные наукограды доказали, что они способны решать государственные задачи самостоятельно. С них перестали требовать, а они продолжают выдавать на-гора.

— Есть города, чьи предприятия и институты выпускали продукт, востребованный и в новых условиях. Например, Обнинск. Там НПО «Технология» — два завода и НИИ. Выжили, потому что мудрый генеральный директор Александр Ромашин даже в отсутствие госзаказа сумел сохранить коллектив, не дал распродать и растащить производство, нашел новых заказчиков. Все это при поддержке городской администрации, взявшей на себя часть проблем. Недавно город торжественно отметил 25-летний юбилей преуспевающего предприятия.

В Дубне смогли наладить дело так, что стали возвращаться ученые, покинувшие страну в тяжелые времена начала 90-х. Ни один ученый, если ему хорошо дома, не уедет за рубеж. Уезжают, когда нет условий для самореализации либо элементарно не на что жить. Здесь наиболее уязвимыми оказываются молодые ученые. Технопарки помогут предотвратить «утечку мозгов». Упрощенно говоря, технопарк — это инкубатор. Специально подготовленные менеджеры будут заниматься организацией процесса, подыскивать в вузах талантливых молодых ученых. Я по себе знаю: ну, изобрели, запатентовали и изготовили опытный образец нового материала — что с ним делать дальше? Его внедрение — не задача ученого. Но он должен быть уверен, что, отдавая свое изобретение в производство, получит должное вознаграждение.

— В последнее десятилетие сложился стереотип науки-неудачницы, если не сказать — попрошайки...

— Не понимаю, как это могло произойти. Американцы подсчитали интеллектуальный потенциал нашей страны — 17 процентов всех ученых мира. Если взять интеллектуальный продукт — все открытия и изобретения, ими сделанные, то он выше, чем в Соединенных Штатах, выше, чем в любой другой стране.

— Богатство, сопоставимое с ресурсами наших недр. Но в отличие от углеводородов куда меньше востребованное?

— Мы можем спокойно консервировать месторождения нефти и газа для будущих поколений россиян, если научимся зарабатывать на нашем интеллектуальном продукте. Россия богата талантами, уезжают одни, рождаются новые и приходят на их место, но если сегодняшнее отношение к науке не изменится, этот кладезь иссякнет. Как только мы потеряем серьезную науку, станем третьеразрядной страной. Ни шикарные магазины, ни прекрасные дворцы не заменят этой утерянной мощи. И сколько бы ни наводили внешний лоск, реально мы будем стремительно деградировать. Вспомним 20-е, военные или предвоенные годы — шли на лишения, но вкладывали средства в науку и образование. А сейчас сказать стыдно — мы были на конференции в Австрии. У них зарплаты ученых по пять тысяч евро в месяц. А у нас профессор тоже получает пять тысяч, но рублей.

— Наши люди привыкли мириться с трудностями и жить надеждой на лучшие времена. Но лучшие времена все не наступают?

— Стараемся вдохнуть в наукоградцев оптимизм, пытаемся вынести проблему на федеральный уровень. Упустим последнюю предоставившуюся возможность, все пойдет совершенно другим путем, и через десять лет никто о наукоградах и не вспомнит. Помните приватизацию? Десять процентов населения стало жить лучше, остальные обеднели. Сейчас мы можем потерять больше. Научная среда — тончайший механизм, на ее создание требуются поколения. Сегодня научные школы имеют всего четыре страны мира — Франция, Англия, США и мы. Причем наша сопоставима только с американской. Но мы постепенно ее теряем.

— Нужна государственная поддержка и создание условий для ученых в тех городах, где они компактно проживают?

— Наш Стабилизационный фонд лежит мертвым грузом и тает от инфляции. Почему бы не вложить эти деньги в восстановление обрабатывающих отраслей экономики и науку? Деньги будут работать на страну. О науке разговор особый — ну как можно на допотопных приборах удержаться на мировом уровне? Голь на выдумку горазда — что только наши ученые не придумывают, ставя опыты. Но еще четыре-пять лет такого отношения — и наша фундаментальная наука будет загублена безвозвратно. В первую очередь физика, химия, биология.

Вдохнуть жизнь в наукограды, поставить конкретные задачи, использовать потенциал, создаваемый десятилетиями, — и они будут процветать. Люди, живущие и работающие там, прекрасно знают свое дело.

— Существует теория, что России не нужно догонять Европу и Америку, нужно их обскакать?

— Прыжок — это инновационный путь развития. Есть точки роста, их не так много, в которых мы еще сильны, — космос, авиация, информационные технологии. И эти отрасли сконцентрированы именно в наших наукоградах.

Президент поставил задачу, и сейчас самое время не только заняться созданием инновационных бизнес-инкубаторов, но и решить судьбу наукоградов, которые выпали из общей системы законодательства.

— А может, в жестких рыночных реалиях и не нужны нам те наукограды, а их большинство, что сами выплыть не могут? Пусть тонут?

— Надо подумать о людях, там живущих. Люди женятся, рожают детей, сажают деревья. Каждый город — живой организм, это хорошие чистые красивые высокоинтеллектуальные города. Они гордость и достоинство России. В странах с самой рыночной экономикой огромный процент государственного участия в программах жизнеобеспечения населения. Раз у нас уже есть такие города, надо продумать и принять на государственном уровне программу их развития. Чтобы они не просто выживали, а в интересах государства работали.

Богатство страны в людях, в их идеях, мыслях. Но само собой ничего не происходит. Важна идеология. И как только инновационная идеология овладеет массами, мы начнем развиваться, причем такими темпами, на которые ни одна другая страна не способна. Формирование этой идеологии должно происходить с самого низу, с уровня местного самоуправления, где проходит жизнь человека.

Источник www.russia-today.ru


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».