/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Брук Исаак Семенович

Исаак Семенович Брук — один из основоположников отечественной вычис­лительной техники. С именем И. С. Брука свя­заны несколько важнейших событий в истории этой области:

— разработка в 1951 г. первой отечествен­ной автоматической цифровой вычислитель­ной машины с хранимой программой;

— концепция малых ЭВМ для массовых ин­женерных и научных расчетов в НИИ и КБ, альтернатива концепции высокопроизводи­тельных супер-ЭВМ;

— постановка научной проблемы «Разра­ботка теории, принципов построения и при­менения специализированных вычислитель­ных и управляющих машин»;

— создание инженерной школы разработки и применения управляющих машин.

Исаак Семенович Брук родился 8 ноября 1902 г. в Минске в бедной семье служащего табачной фабрики. В 1920 г. он окончил ре­альное училище, а в 1925 г. — электротехниче­ский факультет МВТУ им. Н. Э. Баумана.

Еще будучи студентом, И. С. Брук занялся научными исследованиями. Его диплом был посвящен новым способам регулирования асинхронных двигателей. По окончании МВТУ И. С. Брук работал во Всесоюзном электротехническом институте им. В. И. Ле­нина, где участвовал в создании новой серии асинхронных двигателей и решении задач па­раллельной работы электрогенераторов.

В 1930—1935 гг. под руководством И. С. Брука на Харьковском электротехническом заводе были разработаны и построены не­сколько электрических машин новой конст­рукции, в том числе взрывобезопасные асин­хронные двигатели.

В 1935 г. И. С. Брук возвратился в Москву и по рекомендации академика К. И. Шенфера, крупнейшего специалиста в области элек­трических машин, был направлен в Энергети­ческий институт АН СССР (ЭНИН). В ЭНИН И. С. Брук организовал Лабораторию электросистем и начал исследования в облас­ти расчета режимов мощных энергетических систем. Для моделирования таких систем он создал расчетный стол переменного тока — аналоговую вычислительную машину. За эти работы в 1936 г. И. С. Бруку была присвоена ученая степень кандидата технических наук без защиты диссертации, а в октябре 1936 г. он защитил докторскую диссертацию на тему «Продольная компенсация линий электропе­редач».

В 1939 г. на одном из заседаний Президиу­ма АН СССР И. С. Брук сделал доклад о со­зданном под его руководством механическом интеграторе для решения дифференциальных уравнений до 6-го порядка:

В 1939 г. И. С. Брук был избран членом-корреспондентом АН СССР по Отделению технических наук.

В годы Великой Отечественной войны, продолжая исследования в области электроэнергетики, И. С. Брук успешно работал над системами управления зенитным огнем, изоб­рел синхронизатор авиационной пушки, ко­торая стреляла через вращающийся пропел­лер самолета.

В 1947 г. И. С. Брук был избран действи­тельным членом Академии артиллерийских наук.

В первые послевоенные годы под руковод­ством И. С. Брука проводились исследования статической устойчивости энергосистем, раз­рабатывалась аппаратура регулирования ча­стоты и активной мощности для крупнейших электростанций страны. В Лаборатории элек­тросистем ЭНИН был создан электронный дифференциальный анализатор ЭДА (веду­щий разработчик — Н. Н. Ленов), позволяю­щий интегрировать уравнения до 20-го по­рядка.

Решая задачи в области электроэнергети­ки с помощью аналоговой вычислительной техники, И. С. Брук пришел к выводу о необ­ходимости создания электронных цифровых вычислительных машин (ЭЦВМ) и их приме­нения для получения необходимой точности вычислений.

В 1948 г. И. С. Брук совместно с Б. И. Рамеевым составил отчет о принципах действия ЭЦВМ. Первое в СССР авторское свидетель­ство на изобретение цифровой ЭВМ на имя И. С. Брука и Б. И. Рамеева датировано дека­брем 1948г.

В 1950—1951 гг. под руководством И. С. Брука была разработана малогабаритная электронная автоматическая цифровая ма­шина М-1 (с хранимой программой). Основ­ные идеи построения М-1 были предложены И. С. Бруком и Н. Я. Матюхиным, тогда мо­лодым инженером, окончившим радиотехни­ческий факультет МЭИ, впоследствии чле­ном-корреспондентом АН СССР. М-1 была запущена в опытную эксплуатацию в нача­ле 1952 г., примерно одновременно с МЭСМ, созданной С. А. Лебедевым в Киеве.

Говоря об истории отечественной вычис­лительной техники, важно отметить, что ве­дущие разработчики обоих коллективов — и МЭСМ, и М-1 — пришли к классическому по­строению цифровой вычислительной маши­ны с хранимой программой независимо друг от друга и от работ американских ученых (в то время эти работы велись под грифом «секретно»).

Само название отчета о разработке М-1, составленного в 1951 г. И. С. Бруком и Н. Я. Матюхиным, «Автоматическая цифро­вая вычислительная машина (АЦВМ) М-1» говорит о глубоком понимании его авторами принципиального значения этой работы. Классическая архитектура компьютера, на­зываемая сейчас архитектурой фон Неймана, была разработана И. С. Бруком и Н. Я. Матюхиным совершенно самостоятельно! Отчет Принстонского университета (США) Burks A.W., Goldstine H.H., Neuman J. «Preliminary discussion of the logical design of an electronic computing instrument» был известен в США с 1946 г., но опубликован впервые в сокращен­ном виде в 1962 г., а полностью — в 1963 г. Его русский перевод появился в Кибернетичес­ком сборнике № 9 за 1964 год.

Декабрь 1951 г. по праву считается датой рождения отечественной вычислительной техники, которая развивалась затем по клас­сическим архитектурным направлениям, бла­годаря тому, что классическая архитектура фон Неймана была переоткрыта нашими ос­новоположниками И. С. Бруком и С. А. Лебе­девым.

В М-1 был реализован также ряд важней­ших решений по выбору логики и схемотехники компьютеров первого поколения, сыг­равших весьма значительную роль в дальней­шем развитии отечественной вычислитель­ной техники:

— двухадресная система команд (вместо ка­завшейся тогда естественной трехадресной);

— построение логических схем арифметики и управления машины на основе полупровод­никовых диодов;

— применение в качестве элементов опера­тивной памяти электронно-лучевых трубок от обычных осциллографов (вместо потенциалоскопов);

— применение телетайпа в качестве устрой­ства ввода-вывода.

В 1952 г. лабораторией И. С. Брука была разработана машина М-2. Ее разработку вы­полнила группа выпускников МЭИ, возглав­ляемая М. А. Карцевым. Производительность М-2 составляла в среднем 2 тыс. оп./с. В ней были применены обычные осциллографические ЭЛТ в качестве элементов ЗУ и полупро­водниковые диоды в логических схемах, что значительно сократило число электронных ламп, потребляемую мощность и стоимость. Летом 1953 г. М-2 была введена в эксплуата­цию. На ней проводились расчеты для Инсти­тута атомной энергии (акад. И. В. Курчатов), КБ акад. С. П. Королева, предприятия акад. А. И. Берга, Института теоретической и экс­периментальной физики АН СССР (акад. А. И. Алиханов), Института проблем механики АН СССР (расчеты прочности плотин Куй­бышевской и Волжской гидроэлектростан­ций) и многих других научных и промышлен­ных организаций. В 1953—54 гг. в СССР слож­ные задачи можно было решать только на трех машинах — БЭСМ, М-2 и «Стрела», а ма­шинное время распределялось на уровне зам. Председателя Совета Министров СССР.

В 1954 г., а затем в 1957 г. М-2 была модер­низирована введением устройства оператив­ной памяти на ферритовых сердечниках с рас­ширением емкости памяти до 4096 слов. Это потребовало введения специального регистра для запоминания области памяти, используе­мой в данный момент времени, и специальной операции изменения содержимого этого реги­стра (переключение областей памяти). Веро­ятно, впервые в М-2 М. А. Карцевым была ре­ализована идея укороченных адресов в ко­мандах и укороченных кодов операций. В дальнейшем эта идея легла в основу способов формирования исполнительных адресов в ма­шинах второго и третьего поколений.

Опираясь на опыт работ по М-1 и М-2, И. С. Брук в 1955—1956 гг. сформулировал кон­цепцию малых ЭВМ и их отличия от машин предельной производительности (нынешних суперЭВМ). Эта концепция отражалась им в термине «малогабаритная машина». Потреб­ности многих организаций в научных и инже­нерных расчетах могли быть удовлетворены машиной, не обладающей рекордным быстро­действием. Ставшая преобладающей в 80-х и 90-х годах тенденция поляризации компью­терного рынка с явным выделением двух клас­сов — малых и суперЭВМ — была предвосхище­на И. С. Бруком еще в середине 50-х годов.

Первым решением задачи создания малых ЭВМ, поставленной И. С. Бруком, была раз­работка М-3, проведенная Лабораторией уп­равляющих машин и систем АН СССР совме­стно с НИИЭМ (акад. А. Г. Иосифьян) в 1956—1957 гг. М-3 оперировала 30-разрядны­ми двоичными числами с фиксированной точкой, имела двухадресный формат команд, память емкостью 2048 чисел на магнитном барабане и производительность 30 операций в секунду. При работе с ферритовой памятью той же емкости производительность М-3 воз­растала до 1,5 тыс. оп./с. Она имела всего 770 электронных ламп и 3 тыс. купроксных дио­дов и занимала площадь 3 м2. Основные идеи построения М-3 были сформулированы И. С. Бруком, Н. Я. Матюхиным и В. В. Белынским. М-3 предназначалась для проектных и исследовательских институтов и после ее при­емки в 1957 г. Государственной комиссией под председательством академика Н. Г. Бруевича выпускалась малой серией на заводе им. С. Орджоникидзе в Минске.

До начала серийного выпуска три органи­зации в кооперации на паях изготавливали образцы М-3 для себя: КБ академика С. П. Королева, ВНИИЭМ (акад. А. Г. Иоси­фьян) и Институт математики АН Армянской СССР (акад. С. Н. Мергелян), из которого по­том выделился Ереванский институт матема­тических машин. Таким образом, М-3 послу­жила прообразом для двух промышленных серий ЭВМ — «Минск» (Г. П. Лопато, В. В. Пржиялковский) и «Раздан» (Б. Б. Мелик-Шахназаров).

В архитектуре появившихся позже ЭВМ серии «Минск» и других машин, выпускав­шихся в Белоруссии и Армении, были заметны «гены» М-1 и М-3. Управляющие машины ВНИИЭМ также имели своей прародительни­цей М-3, что неоднократно отмечали участни­ки ее разработки Б. М. Каган, В. М. Долкарт.

В 1956 г. И. С. Брук выступил на сессии Академии наук СССР по автоматизации с до­кладом, в котором изложил главные направ­ления промышленного применения вычисли­тельных и управляющих машин. А в 1957 г. он поставил научную проблему «Разработка теории, принципов построения и применения специализированных вычислительных и уп­равляющих машин». Для решения этой про­блемы в 1958 г. был создан Институт элек­тронных управляющих машин АН СССР (ИНЭУМ), директором которого стал И. С. Брук.

Постановка проблемы содержала система­тизированное изложение основных направле­ний фундаментальных и прикладных иссле­дований в области автоматизации производ­ства и управления объектами с помощью эле­ктронных цифровых управляющих машин, создания автоматизированных систем управ­ления, включающих в качестве звена челове­ка-оператора, взаимодействующего с маши­ной. Заметим, что термин «кибернетика» еще не употреблялся в то время широко в связи с идеологическими гонениями этой «лженауки» в недавнем прошлом. Однако по содержанию проблема, поставленная И. С. Бруком в 1957 г., была направлена на развитие иссле­дований и разработок в СССР именно в обла­сти кибернетики.

В проблемной записке, составленной груп­пой специалистов под руководством члена-корреспондента АН СССР И. С. Брука и рас­смотренной экспертной комиссией Президиу­ма АН СССР под руководством академика М. В. Келдыша, было показано значение уп­равляющих машин для народного хозяйства, дано обоснование постановки этой пробле­мы как одной из важнейших, намечены пути применения управляющих и специализиро­ванных вычислительных машин в энергетике, машиностроении, металлургии, химическом производстве, а также в планировании и ста­тистике народного хозяйства, приведен пере­чень научно-исследовательских, эксперимен­тальных и конструкторских работ на ближай­шие семь лет.

Понятие о специализированных управля­ющих и вычислительных машинах, сформу­лированное в записке применительно к ком­пьютерам первого поколения, со временем утратило значение благодаря прогрессу в об­ласти электроники. Зато сохранило свое зна­чение и получило развитие введенное И. С. Бруком понятие «управляющая машина», ко­торая отличается от электронных вычисли­тельных машин характером связи с управляе­мым объектом, более высокой надежностью, способностью работать в реальном масштабе времени, возможностью реализации" самона-страивающихся" автоматизированных сис­тем управления.

Актуальные для России в настоящее время проблемы реформирования отраслей: энер­гетики (РАО «ЕЭС»), машиностроения (в ча­стности, оборонных отраслей промышленно­сти), управления экономикой страны в ры­ночных условиях — нуждаются в разработке концепций применения современных управ­ляющих и вычислительных машин, подобных по содержанию проблемной записке И. С. Брука, написанной более 40 лет назад.

Проблемная записка И. С. Брука, опубли­кованная АН СССР в 1958 г., явилась толч­ком к организации в стране в конце 50-х го­дов целого ряда НИИ и КБ в народнохозяй­ственных и оборонных отраслях промышлен­ности, которые должны были заниматься со­зданием и применением универсальных и спе­циализированных цифровых электронных управляющих машин и систем для решения задач управления объектами.

В 1957 г. в ИНЭУМ коллектив, руководи­мый М. А. Карцевым, начал разработку элек­тронной управляющей машины М-4 " одной из первых транзисторных машин. Машина была предназначена для управления в реаль­ном масштабе времени экспериментальным комплексом радиолокационных станций (РЛС), который создавал Радиотехнический институт АН СССР (акад. А. Л. Минц). В 1958 г. были представлены эскизный и техни­ческий проекты М-4, а в 1959 г. уже были из­готовлены 2 комплекта М-4 на заводе. Испы­тания заводского образца М-4 на действую­щем макете технического комплекса РЛС бы­ли проведены в 1962 г. Это была машина, впервые выполненная по техническому зада­нию конкретного заказчика, что позволило принимать архитектурные и схемотехничес­кие решения, соответствующие предполагае­мым алгоритмам обработки информации.

М-4 работала с 23-разрядными числами с фиксированной точкой (отрицательные чис­ла представлялись в дополнительном коде), имела оперативную память емкостью 1024 24-разрядных числа и постоянную память программ емкостью 1280 30-разрядных чисел (использовалось разделение памяти про­грамм и данных), кроме того, она содержала узлы приема и выдачи информации с собст­венной буферной памятью и имела парал­лельный ввод/вывод информации по 14 кана­лам со скоростью обмена более 6 тыс. чи­сел/с. Реальное быстродействие М-4 состав­ляло 30 тыс. оп./с (на операциях сложения).

Решение о запуске М-4 в серийное произ­водство было принято в 1962 г., но разработ­чики настояли на ее модернизации, доказав, что благодаря прогрессу в электронной тех­нике, достигнутому за 1957—1962 гг., можно было резко улучшить ее характеристики и выпустить машину, на порядок более мощ­ную, чем производимые тогда в СССР.

Модернизированная М4 (М-4М) включа­ла также новые узлы первичной обработки информации (устройство перекодирования, устройство определения координат), буфер­ную память.

В декабре 1964 г. Загорский электромеха­нический завод выпустил 5 машин М-4М, от­вечающих требованиям ЭУМ для РЛС. Они имели быстродействие 220 тыс. оп./с на про­граммах, записанных в постоянной памяти, и 110 тыс. оп./с на программах, хранящихся в основной оперативной памяти. Емкость опе­ративной памяти составляла в различных ва­риантах комплектации от 4096 до 16 384 29-разрядных слов, емкость постоянной памяти — от 4096 слов инструкций плюс 4096 слов констант (также 29-разрядных) до 8192 слов инструкций и 8192 слов констант. Скорость ввода-вывода информации — 6256 14-разряд­ных чисел или 3125 29-разрядных чисел в се­кунду. В таком виде эта машина выпускалась серийно 15 лет.

Для нее была затем (1968 г.) разработана система внешних устройств для ввода, хране­ния, документирования, частичной обработ­ки и выдачи информации внешним абонен­там при одновременной асинхронной работе всех абонентских систем и устройств.

Еще одной разработкой ИНЭУМ, выпол­ненной под руководством И. С. Брука, была управляющая машина М-7. Эта машина предназначалась для систем управления мощ­ными теплоэнергетическими блоками элект­ростанций («котел-турбина-генератор»). Она выполняла функции поддержания нормаль­ных режимов работы энергоблока путем ми­нимизации расхода топлива и выдачи соот­ветствующих установок на регуляторы, а так­же сложные логические программы операций пуска и останова энергоблока, анализа соче­таний параметров работы энергоблока с це­лью обнаружения предаварийных ситуаций и отображения необходимой информации для оператора энергоблока.

Ориентация архитектуры машины на ожи­даемые алгоритмы задач позволила выбрать технические решения, наилучшим образом отвечающие требованиям по быстродейст­вию и надежности. М-7 была классической цифровой управляющей машиной последова­тельного действия с памятью на магнитном барабане и развитыми устройствами связи с объектом, обеспечивающими ввод аналого­вых параметров с преобразованием их в циф­ровую форму, а также дискретной информа­ции от релейных датчиков. Она оперировала с 12-разрядными числами с фиксированной точкой. Сходные принципы построения были реализованы в машинах фирмы Librascope (США). Разработку М-7 и ее внедрение в 1966—1969 гг. на энергоблоках 200 мВт Кона­ковской ГРЭС и 800 мВт Славянской ГРЭС проводили в ИНЭУМ группы Н. Н. Ленова и Н. В. Паутина.

В 1958 г. И. С. Брук начал разработку уни­версальной цифровой вычислительной ма­шины М-5 для решения задач планирования и статистики в народном хозяйстве. В выборе архитектуры М-5 на начальной стадии при­нимал участие М. А. Карцев.

М-5 была сделана как мультипрограммная и многотерминальная ЭВМ, реализующая ре­жимы как пакетной обработки, так и разделе­ния времени. Ее структура базировалась на общей магистрали, связывающей централь­ный процессор, блоки оперативной памяти и устройства управления вводом-выводом и внешней памятью (игравшие роль каналов, характерных для машин третьего поколения). Была выделена адресная арифметика, обеспе­чивавшая выполнение операций над индекс­ными регистрами и преобразование адресов в основных командах. Машина оперировала с 37-разрядными числами с фиксированной и плавающей точкой. 37-разрядный формат од­ноадресных инструкций содержал поля адре­са, ключей, индексов и кода операций. Была обеспечена возможность страничной органи­зации памяти. Машина М-5, реализованная на транзисторных элементах и ферритовой памяти (т. е. на технической базе ЭВМ второ­го поколения), по своей архитектуре во мно­гом была предшественницей ЭВМ третьего поколения. Она была изготовлена Минским заводом им. С. Орджоникидзе в одном эк­земпляре в 1961 г. и, к сожалению, не получи­ла дальнейшего развития по причинам не тех­нического, а организационного характера.

И. С. Брук еще во второй половине 50-х го­дов пришел к выводу, что наряду с примене­нием ЭВМ для научных расчетов и управле­ния объектами, необходимо развивать дру­гую область их применения — обработку эко­номической информации для задач учета, ста­тистики, планирования, моделирования эко­номики. Познакомившись с методами линей­ного программирования Л. В. Канторовича, классическими динамическими моделями эко­номики и методами межотраслевых балансов В. Леонтьева, И. С. Брук развернул в ИНЭУМ работы по применению математических мето­дов и вычислительной техники для решения экономических задач на государственном уровне. Он привлекал к этим работам специ­алистов по экономике, которые начинали ис­пользовать математические методы и ЭВМ (что в то время еще считалось отступлением от «чистого» марксизма-ленинизма), спасая их так же, как несколько ранее физики принима­ли в свои институты генетиков. С самого на­чала этих работ И. С. Брук ставил задачу о достоверности исходной базы для экономико-математических моделей, которую составля­ли соотношения цен. Он говорил о том, что в нормальной экономике не может быть плано­во-убыточных отраслей, что проводимая в на­чале 60-х годов в СССР экономическая рефор­ма должна учитывать пересмотр цен. Одно­временно он имел в виду учет специфики эко­номико-математических задач при создании ЭВМ следующих поколений.

Эти и другие предложения И. С. Брука по применению ЭВМ в экономике встретили резкие возражения чиновников, стоявших у руководства Госпланом СССР и Госэкономсоветом СССР, в ведение которого попал ИНЭУМ в начале 60-х годов. В результате не­примиримых противоречий с руководством И. С. Брук в 1964 г. был вынужден уйти с по­ста директора ИНЭУМ.

Выйдя на пенсию, И. С. Брук продолжал работать в ИНЭУМ в качестве научного кон­сультанта. Его рекомендации по выбору ар­хитектурных, схемотехнических и конструк­тивных решений для моделей АСВТ-М (Агре­гатной системы средств вычислительной тех­ники на микроэлектронной базе), разрабаты­вавшихся ИНЭУМ в 1969—1971 гг., позволили создать ЭВМ М-4000/ М-4030, М-400, а затем CM 3/CM 4, по характеристикам близкие к ЭВМ, доминировавшим в то время на миро­вом рынке. Безусловно, И. С. Брука весьма интересовали пути развития отечественной вычислительной техники на рубеже 60-70-х годов. Несомненный интерес представляют неопубликованные комментарии И. С. Брука по докладу Межведомственной комиссии о разработке систем «Ряд» (ЕС ЭВМ), сделан­ные им в 1971 г. И. С. Брук писал: «Если толь­ко не поставить перед собой цель выйти на внешний рынок и частично вытеснить запад­ные фирмы, то при выборе структуры „Ряда“ следовало бы больше ориентироваться на су­ществующие у нас условия с учетом их изме­нения вследствие роста применения вычисли­тельной техники. Доклад ориентирует на по­вторение или ускорение прохождения пути развития вычислительной техники за рубе­жом, т. е. в США. И это представляется оши­бочным. Главные рекомендуемые в докладе мероприятия — увеличить капиталовложения, значительно увеличить подготовку кадров, довести все составляющие примерно до уров­ня США, а „остальное приложится“. Конеч­но, вложения дадут результаты. Но это верно в целом лишь отчасти. Предпосылкой являет­ся, по мнению составителей доклада, то, что, если в США применение вычислительной техники и средств автоматической обработки информации дает значительный экономичес­кий эффект, то тем более это даст эффект в ус­ловиях социалистического планового хозяй­ства ввиду его бесспорных преимуществ. Нужно, однако, считаться с тем, что никако­го „автоматизма“ здесь в действительности нет. Экономические выгоды не лежат на по­верхности, и их извлечение требует больших усилий и умения. В этом суть дела. Многолет­ний опыт разработки, производства и раз­личных применений вычислительной техни­ки в СССР показывает, что несмотря на зна­чительные вложения в эту область, наличие мощной производственной базы, продолжа­ется выпуск оборудования, отстающего по своим характеристикам от зарубежного уров­ня примерно на 12 лет. Это отставание нерав­номерно по всему фронту. Например, разра­ботанная ИТМ и ВТ БЭСМ-6 несомненно ближе других к современным ЭВМ по своей логике и производительности. Для всех раз­работок и выпускаемых устройств характерен низкий уровень технологии, заложенный в конструкциях. Сам по себе тот факт, что при незначительном годовом выпуске в не­сколько сот вычислительных машин они вы­пускаются более десяти различных типов, не имеющих ничего общего по конструкциям, логике, языку и т. п., свидетельствует об от­сутствии сколько-нибудь разумного регули­рования и планирования. Поэтому введение вместо многочисленных выпускаемых и на­мечаемых к выпуску „проталкиваемых“, пре­мированных и т. п. машин (систем) ограни­ченного числа программно совместимых мо­делей безусловно прогрессивно.

Практически невозможно скопировать вычислительную машину по общему описа­нию, списку команд и описанию конструк­ции, эксплуатационным документам. Нет нужды доказывать, что наилучшим и эконо­мичным по затрате времени решением про­блемы освоения того, что уже достигнуто за рубежом, было бы использование лицензий — готовой документации и технологии. В про­тивном случае — трудно устранимое отстава­ние. Главным средством сокращения дли­тельности разработок и освоения их в произ­водстве является уменьшение объема самих разработок за счет сокращения номенклату­ры до разумного минимума. Надо ориенти­роваться на массовое производство моделей, имеющих наибольшее применение, — малых и средних моделей семейства. На начальном этапе следует ограничиться одной-двумя мо­делями с соотношением их производительно­сти в 4—5 раз (а не в 3 раза как у семейства IBM 360). Привлекательны двухпроцессор­ные системы с точки зрения повышения про­изводительности за меньшую цену и надеж­ности (живучести) с потерей производитель­ности при отказах. Наконец, в области при­менений необходимо в корне изменить под­ход к функциональному построению АСУ, не копировать когда-то принятую структуру сложившейся ручной технологии. Это лише­но смысла».

За заслуги в области отечественной науки и техники И. С. Брук был награжден четырьмя орденами Трудового Красного Знамени и медалями СССР.

И. С. Брук опубликовал более 100 научных работ. Ученый широкой эрудиции, И. С. Брук имел талант изобретателя и экспе­риментатора. Он получил более 50 авторских свидетельств на изобретения, из них 16 за по­следние 5 лет жизни, будучи уже в преклон­ном возрасте.

Инженерную школу разработки вычисли­тельных и управляющих машин, созданную И. С. Бруком, отличали:

— тщательный баланс характеристик про­изводительности, надежности и стоимости, принципиально важный для машин малого и среднего класса;

— безошибочный выбор схемотехнических и конструктивных решений при создании ЭВМ, основанный на блестящем знании са­мим И. С. Бруком теоретических основ элект­ротехники, импульсной техники (того же И. С. Брук требовал и от своих учеников);

— смелость в принятии технических реше­ний при проведении крупных разработок;

И. С. Брук учил сотрудников обходиться без больших макетов, но зато тщательно считать и обосновывать свои проекты;

— ориентация архитектуры создаваемых ЭВМ на классы задач, для решения которых предназначены эти ЭВМ;

— тесное сотрудничество инженеров и про­граммистов в создании ЭВМ, выборе и раз­работке архитектуры и программного обес­печения.

Ученики и коллеги И. С. Брука (Б. И. Рамеев, Н. Я. Матюхин, М. А. Карцев, Г. П. Лопато, Б. Н. Наумов), продолжая традиции его школы, создали свои коллективы и научные школы, сыгравшие значительную роль в ста­новлении и развитии отечественной вычисли­тельной техники:

Традиции школы И. С. Брука продолжает коллектив ИНЭУМ, которым с 1984 г. руко­водит Н. Л. Прохоров.

Наряду с широкой эрудицией, проница­тельностью и предвидением, свойственными крупному ученому, в характере И. С. Брука было что-то от любознательного мальчишки, который все хочет знать и все подвергает со­мнению. Эти мальчишеские черты характера — любопытство и бесстрашие — вместе с талан­том изобретателя и экспериментатора, опре­делили жизненный путь И. С. Брука, его доб­рые отношения с учениками и коллегами со­хранились до последних дней его жизни.

«Надо постараться понять, как устроено то, с чем вы имеете дело, как это можно было бы сделать лучше, и не мириться с замечен­ными недостатками», — такой совет И. С. Брук давал своим ученикам. Этим объяснялось критическое отношение И. С. Брука ко мно­гим решениям, с которыми ему приходилось сталкиваться, независимо от того, касались они области компьютеров, автоматизирован­ных систем или области государственного планирования и управления. Это критичес­кое отношение в сочетании с редким остро­умием создавало И. С. Бруку облик резкого оппонента в научных кругах и у чиновников государственного аппарата, которые счита­ли, что у И. С. Брука плохой характер и что с ним трудно иметь дело. В действительности И. С. Брук был человеком, который болезнен­но реагировал на фальшь, обман, невыполне­ние обещаний, терпеть не мог халтуру в рабо­те. Зато изобретательность, научную добро­совестность И. С. Брук оценивал объективно и очень высоко независимо от того, рассмат­ривал ли он работы собственной школы или работы других школ.

Вклад И. С. Брука в развитие отечествен­ной вычислительной техники не был в доста­точной степени оценен при его жизни.

Исаак Семенович Брук умер 6 октября 1974 г. Он похоронен в Москве на Введен­ском кладбище.

Источник www.rustrana.ru


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».