/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Даёшь патент!?

Недавно, выступая в технопарке «Строгино», первый вице-премьер Дмитрий Медведев сделал ряд важных замечаний о российском рынке интеллектуальной собственности. По его словам, «инфраструктура патентования» в РФ не создана, «В результате зарегистрировать изобретение, получить патент стоит больших денег», для малых компаний это «почти невозможно». Г-н Медведев предложил «активнее развивать кооперацию в этой сфере, создавать общественные объединения, которые будут способны заниматься регистрацией, защитой авторских разработок». «Можно просто создавать специальные патентные фонды, нанимать патентных поверенных», добавил он.

Высказывания Дмитрия Медведева для OPEC.ru комментирует Наталья Золотых, директор ТАТ «Транстехнология», член президиума ОПОРЫ России, патентный поверенный РФ.

— Действительно ли инфраструктура патентования в РФ отсутствует? Если да, то каких именно элементов ей особенно не хватает? Возможно, речь идет о проблеме с постановкой интеллектуальной собственности (ИС) на баланс?

— Я полагаю, что проблема в данном случае не ограничивается только постановкой ИС на баланс. Речь, по всей видимости, идет об отсутствии системы взаимосвязанных организационно-экономических, правовых и финансовых механизмов в области правовой охраны, защиты и коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности. Сегодня у нас сформировались отдельные, как правило, не связанные между собой, элементы этой системы. Они представлены, например, законодательством о правах на результаты интеллектуальной деятельности, структурами, обеспечивающими правовую охрану, защиту и трансфер интеллектуальной собственности, финансовыми механизмами поддержки процесса патентования и др. Однако этого явно недостаточно, поскольку неразвитый сектор услуг в области прав интеллектуальной собственности практически не может обеспечить решение комплексной задачи по исследованию уровня техники в конкретной области, выявлению охраноспособных объектов, обеспечению их правовой охраны и продвижению на рынок.

Если судить, по результатам исследования, которое «Транстехнология» провела с Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в 2003 г., то расходы на ведение интеллектуальной собственности (то есть расходы на подготовку патентных заявок и уплату патентных пошлин) в российских исследовательских организациях составляют 0, 34% от общих расходов на исследования и разработки. На лицензирование и другие формы передачи собственных технологий идет 0,27%, а средства на приобретения на лицензионной основе фактически равны нулю.

Чрезвычайно малые затраты на ведение интеллектуальной собственности и лицензирование, не позволяющие определять наиболее эффективную форму их охраны, обеспечивающую максимально высокую коммерческую отдачу, не дают организациям реализовывать свою собственную патентную стратегию, являющуюся составной частью экономической политики.

Вместе с тем, наверное, не следует полагать, что отсутствие инфраструктуры является единственной проблемой инновационного развития России.

В частности, проведенное совместно с ОЭСР исследование наглядно продемонстрировало отсутствие у российских научных организаций, выполняющих исследования и разработки с использованием средств федерального бюджета, реальных стимулов по продвижению на рынок созданных ими результатов интеллектуальной деятельности. Очевидно, что до тех пор, пока организации не будут иметь ярко выраженную мотивацию к коммерциализации созданных ими результатов интеллектуальной деятельности, они не будут заниматься и вопросами обеспечения правовой охраны созданных ими результатов. Соответственно, сектор услуг в области ИС будет по-прежнему оставаться в России неразвитым, а инфраструктура слабой.

— Во сколько сегодня в среднем обходится оформление российского патента для малых инновационных компаний (включая минимально необходимые юридические консультации и патентную проверку)?

— Сегодня официальная пошлина за подачу заявки на изобретение составляет 600 рублей. Если количество пунктов формулы изобретения более 25, то оплачивается 90 рублей за каждый последующий пункт формулы. Проведение экспертизы по существу в отношении одного объекта изобретения составляет 900 рублей, за каждый последующий независимый пункт группы изобретений 720 рублей. Пошлина за регистрацию и выдачу патента на изобретение составляет 1200 рублей. Таким образом, стоимость официальных пошлин и тарифов в среднем составляет от 3 до 5 тысяч рублей, а стоимость услуг патентных поверенных по проведению поиска и подготовки патентной заявки около 30 тысяч рублей. Конечно, затраты могут существенно возрасти при международном патентовании. Стоимость услуг иностранных патентных поверенных зависит от почасового курса оплаты и квалификации, и, исходя из нашего опыта работы, составляет около 200 долларов в час. Ориентировочная стоимость только перевода заявки на национальную фазу (то есть подачи заявки в иностранное патентное ведомство), может составлять:

· в Японии от 5 до 9 тысяч долларов;

· в Китае от 2.5 до 4 тысяч долларов;

· в США от 3 до 4 тысяч долларов;

· в странах Европатента от 2,5 до 4 тысяч евро;

· в Канаде от 2 до 3 тысяч долларов.

Размеры пошлин для стран Европатента, оплачиваемые в случае принятия положительного решения о выдаче Европейского патента, следующие: Aвстрия — $1100, Бельгия — $600, Дания — $1550, Финляндия — $1000, Франция — $1050, Германия — $1200, Великобритания — $200, Греция — $1700, Ирландия — $450, Италия — $1300, Люксембург — $300, Швейцария и Лихтенштейн — $800, Нидерланды — $1450, Португалия — $2100, Испания — $1300, Швеция — $1600, Moнако — $500.

Все годы действия патента, как правило, начиная с третьего и по двадцатый включительно, также подлежат оплате в соответствии с размерами патентных пошлин установленных национальными патентными ведомствами. Информацию о сроках оплаты и размерах патентных пошлин за очередной год поддержания патента (заявки) в силе заблаговременно сообщает иностранный патентный поверенный.

В целом патентование — достаточно длительный и дорогостоящий процесс, требующий привлечения высококвалифицированный специалистов к подготовке патентных заявок и ответов на официальные запросы экспертизы. По оценке зарубежных экспертов, патентование нецелесообразно, если прибыль от реализации Вашего патента может составлять менее 30 тыс. долларов США.

Россия не имеет каких-либо специальных льгот для малых компаний, а вот, например, в США, Канаде и некоторых других странах они предусмотрены и составляют порой до 50 процентов от размера государственной пошлины.

— В какой конфигурации нужно создавать упомянутые Медведевым «патентные фонды»? Какие услуги и на каких условиях они могут предлагать малому и среднему бизнесу? Есть ли аналогичные институты поддержки в других странах?

— Чрезвычайно важно развивать при создании подобных фондов механизмы частно-государственного партнерства, стимулируя компании вкладывать собственные средства в процесс патентования. В этой связи инициатива МЭРТ по предоставлению средств на зарубежное патентование на долевой основе заслуживает полной поддержки.

Нельзя не отметить и деятельность правительства Москвы в данном направлении. Так, на основании постановления от 20 июня 2006 г. «О комплексной целевой программе развития и поддержки малого предпринимательства в городе Москве на 2007—2009 гг.» предприятия малого бизнеса имеют возможность получения субсидий на патентно-лицензионную работу. Значительными возможностями обладают механизмы государственного кредитования под залог интеллектуальной собственности и об их развитии следует позаботиться.

Безусловно, вопрос создания фондов патентования нуждается в тщательной проработке. Печально, что несмотря на значительное количество предложению по созданию подобных фондов, предприниматели пока еще испытывают большие сложности с получением денег на патентование, лицензирование и на защиту своих патентных прав.

Зарубежные страны, в том числе ЕС, имеют развитую систему мер содействия научно-технической и инновационной деятельности, составным компонентом которой является поддержка процесса патентования. Как правило, получая деньги на исследования, организации имеют возможность потратить на патентование не менее 10 процентов от общей суммы. Следует заметить, что в рамках некоторых европейских инициатив, например INTAS, были созданы специальные программы по предоставлению грантов на патентование.

Как Вы относитесь к недавнему предложению главы Роснауки Сергея Мазуренко помогать инноваторам патентовать разработки за рубежом? Действительно ли значительные объемы ИС «уплывают сквозь решето»?

— Конечно, отношусь положительно. Но вместе с тем от Агентства по науке и инновациям хотелось бы видеть сбалансированную инновационную политику. В настоящее время политика государства в основном, сконцентрирована на генерации новых знаний. Другие неотъемлемые компоненты системы — продвижение на рынок и формирование спроса на ИС со стороны российской промышленности и бизнеса — практически не развиваются.

Мне сложно говорить о каких-либо конкретных цифрах, однако из результата отчета ОЭСР следует, что в общей структуре лицензий, предоставленных российскими учреждениями, основное количество составляют договоры на передачу ноу-хау, авторские права (соответственно 24 и 122). Лицензионные договоры на передачу патентных прав составляют лишь около 3% от общего количества договоров. Незначительное количество предоставленных российскими учреждениями патентных лицензий (6 из 206) свидетельствует о том, что эта, одна из наиболее распространенных в мире форм трансфера технологий, непопулярна в России. Это можно объяснить незрелостью рыночных отношений в научно-технической сфере либо «серым экспортом».

Обращает на себя внимание существенная разница между общим количеством лицензий, предоставленных российскими организациям различного типа, то есть малого и среднего бизнеса, крупной компании, университету или государственной исследовательской организации (соответственно 206 и16 лицензий). Такая разница свидетельствует о т. н. exploitation gap, то есть разрыве между числом созданных и фактически используемых на коммерческой основе изобретений, поскольку в 190 случаях лицензиатами, по-видимому, выступали физические лица (скорее всего, авторы изобретений), возможности которых в области коммерциализации интеллектуальной собственности ограничены. Небольшой процент международных лицензионных договоров (4%) также подтверждает этот вывод.

Ответы российских учреждений на вопрос об ограничениях, включенных в действующие лицензионные договоры, показывают, что более половины опрошенных не представляют, о чем идет речь. Это свидетельствует как об отсутствии у офисов по передаче технологий достаточного опыта по подготовке лицензионных договоров, так и о неурегулированности вопросов конкуренции (и, соответственно, недобросовестной конкуренции) в научно-технической сфере.

Источник www.opec.ru


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».