/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Экономика высоких технологий /  Hi-tech и экономика сегодня /  Интервью с экспертами /  Александр Брюзгин: Рынок СКС пошел в рост  

Александр Брюзгин: Рынок СКС пошел в рост

Рынок структурированных кабельных систем долгое время считался одним из самых стабильных и устоявшихся. Что сейчас происходит на рынке пассивного оборудования, каких перемен ждать потребителям и почему рынок СКС становится частью ИТ, корреспонденту CNews рассказал глава представительства компании Panduit в России Александр Брюзгин.

CNews: Считается, что СКС — самый консервативный сегмент рынка. Как бы вы охарактеризовали нынешнее положение дел на рынке структурированных кабельных систем?

Александр Брюзгин: Да, раньше это действительно было так. Но буквально в последний год рынок структурированных кабельных систем обрел новую динамику. С чем было связано традиционно консервативное поведение участников рынка структурированных кабельных систем? Все основные стандарты, по которым создаются сейчас СКС, были приняты достаточно давно. Приложения, которые им соответствуют, тоже достаточно старые и устоявшиеся. И, хотя современные технологии позволяют в значительной степени превосходить требования стандартов, для выполнения очень большой части приложений их достаточно. И поэтому потребители не видели необходимости в новых продуктах, в новых технологиях. Так было буквально до самого последнего времени. Как только потребители осознали необходимость внедрения более современных технологий, прежде всего, тех, что связаны с более комплексным использованием инфраструктуры, когда потребители начали считать инфраструктуру одной из составных частей своего бизнеса, все изменилось. Например, сейчас есть необходимость в передаче видео высокого разрешения или в широкополосном доступе для передачи Triple Play. Тут различия в качестве и технических характеристиках инфраструктуры немедленно скажутся на качестве передаваемой информации. А если мы говорим о критических приложениях, например о системах массового хранения данных, Storage System, о центрах обработки данных — там доступность информации, скорость ее доставки является критическим бизнес-фактором. Например, если мы рассматриваем деятельность компании, занимающейся торговлей ценными бумагами, то риск непрохождения транзакции может означать многомиллионные убытки.. То же самое касается разного рода валютообменных операций которые проводятся 24 часа в сутки по всему миру. Вот для таких бизнес-приложений качество инфраструктуры становится определяющим, становится гарантией надежности выполнения критических бизнес-приложений. И здесь мы видим, что потребители начинают совершенно по-новому оценивать структурированные кабельные системы, сами начинают требовать от нас инноваций, требовать более надежных, более производительных решений.

Александр Брюзгин: Наша основная задача - переориентация партнеров на внедрение современных ИТ-решений

CNews: Какой вы видите дальнейшую эволюцию структурированных кабельных систем?

Александр Брюзгин: Я вижу две основных тенденции. Первая тенденция — еще большее сближение структурированных кабельных систем и вообще инфраструктуры с ИТ. Грубо говоря, у нас был период, когда СКС рассматривались как чисто инженерные решения, не являющиеся частью ИТ и структуры предприятия, организации, комплекса зданий. Сейчас мы наблюдаем обратную тенденцию на рынке — потребители и системные интеграторы все больше видят инфраструктуру как часть общей ИТ-структуры, это раз. И еще, как мне кажется, одна очень интересная современная тенденция — движение к экономии ресурсов, к утилизации и многое другое, что мы связываем с понятием «Green».. Ведь не секрет, что инфраструктура — это один из наиболее материалоемких объектов ИТ-инфраструктуры. И во многом от того, как она сделана, зависит насколько экологичным будет все предприятие, весь бизнес компании.

CNews: Как вы оцениваете перспективы развития рынка беспроводных технологий? Каким образом это отразится на рынке СКС?

Александр Брюзгин: Беспроводные технологии, с моей позиции сотрудника кабельной компании, это очень хорошее, позитивное направление развития. Но, совершенно очевидно, что технологически беспроводные решения не могут обладать такой же степенью защищенности, как проводные решения. Поэтому для критических приложений потребители все равно будут применять проводные решения. Кроме того, если мы посмотрим, как развиваются технологии, то мы увидим, что производительность проводных решений, прирост производительности проводных решений по своим темпам не уступает аналогичным параметрам беспроводных систем. Это значит, что разрыв в производительности сохраняется. А если мы взглянем на более общие тенденции на ИТ рынке, касающиеся взрывного роста центров обработки данных, то увидим, что здесь беспроводные решения попросту не применимы. Центры обработки данных — это среда, в которой в крайне концентрированной форме находятся и взаимодействуют все возможные ресурсы: вычислительные, накопительные, обрабатывающие и так далее. Так что разрыв остается, и я не вижу, чтобы в ближайшее время беспроводные решения каким-то образом приблизились по производительности к проводным.

CNews: Каковы темпы роста оборота компании в России?

Александр Брюзгин: У нас темпы роста очень высокие, но при этом они немножко неравномерные. Если независимые источники оценивают рост ИТ рынка в последние годы примерно на 20—25% в год, а рост рынка СКС на 8—10%, то мы растем в среднем на 60—90% в год. То есть со скоростями, существенно превышающими рост рынка. Это, с одной стороны, очень отрадный факт, это показатель того, что мы движемся в правильном направлении. Но такой взрывной рост — это очень опасная вещь. Надо все время переоценивать себя, потому что нам нужен здоровый рост. Очень легко сбиться на рост достигаемый, например, снижением цен, какими-то другими методами. Столь высокие цифры роста могут иногда вуалировать, закрывать имеющиеся проблемы. И для нас крайне важно наряду с количеством роста также постоянно анализировать и убеждаться в качестве нашего роста. Вот этот факт очень важен.

CNews: Оборудование какого ценового сегмента пользуется наибольшим спросом на российском рынке?

Александр Брюзгин: У нас в данный момент проходит некоторое расщепление. По-прежнему очень популярна традиционная продукция, которая потребляется уже более десяти лет на рынке. И это продукция, скажем так, нижнего ценового диапазона, которую потребители любят не только благодаря очень высокому качеству, но и также за приемлемую цену. А с другой стороны очень сильно растет потребление наших самых новых технологий, которые находятся уже в премиум-сегменте. То есть это самые дорогие решения на рынке. Так получается, что мы очень быстро растем в сегменте очень дорогих и высокопроизводительных решений, но при этом все еще очень большую долю продаж составляют традиционные СКС. И поэтому в качестве одной из наших основных задач мы видим обучение и переориентацию наших партнеров на внедрение преимущественно современных, более дорогостоящих, более ресурсоемких, и, в то же время, более эффективных в экономическом и информационном плане решений. Постепенно нам нужно переходить из среднего ценового диапазона в более высокий. Движение вверх мы должны реализовать и четко контролировать.

CNews: Какие проекты, реализованные вашей компанией в России, вы считаете наиболее значимыми, интересными?

Александр Брюзгин: Я бы выделил несколько, во-первых, это проект, который ведется уже многие годы с компанией МОЭК. Компания МОЭК — это московская объединенная энергетическая компания. Это крупнейшее предприятие подобного рода в Европе. Ну, например, у него только в Москве более 4 миллиона потребителей. Это организация, которая обеспечивает теплом и электричеством всех — и каждую квартиру, и все организации, предприятия города Москвы. И мы сотрудничаем уже довольно давно, сначала мы вместе с ними строили информационный центр, ядро, которое является как бы центром обработки данных нового типа. Это ЦОД, ориентированный, прежде всего, на вычислительные работы, контроль над оборудованием и на биллинг. Сейчас новый этап- модернизация информационных сетей МОЭК в Москве. Это тысячи объектов. То есть по масштабу это гигантская вещь. Есть другие объекты, например, новый офис Cisco в Москве, на Крылатских холмах. Для нас это было очень интересным заданием, потому что там мы впервые установили и реализовали нашу систему интеллектуального управления физическим уровнем, причем в очень необычном преломлении, дав техническим специалистам Cisco специфический инструмент для решения их задач. Еще один проект я бы выделил. Мы работали над ним совместно с Cisco несколько лет назад — это сибирский научно-аналитический центр. Это очень интересное решение, комплексное решение здания. Я бы мог упомянуть, наверное, десятки проектов, но дело в том, что очень часто наши клиенты не хотят упоминания в прессе. Причем не потому, что плохо сделано, или они себя не хотят рекламировать, нет. Дело в том, что они считают инфраструктуру одним из конкурентных преимуществ своего бизнеса. И это большой секрет и большая коммерческая тайна. Причем успешная инфраструктура — гораздо более строго охраняемая тайна, чем неуспешная. Поэтому, к сожалению, наши лучшие, наиболее продвинутые проекты зачастую очень сильно охраняются.

CNews: Как давно продолжается ваша работа с компанией Cisco? С чего началось ваше сотрудничество?

Александр Брюзгин: Сотрудничество с Cisco — это был естественный процесс. Наша компания в ходе своего развития обнаружила, что она перемещается из чисто инженерного сектора в сектор ИТ. Изначально мы были инженерной компанией, во многом ведомой инженерной мыслью и инженерными разработками. Нам нужен был ориентир в области ИТ. Естественным ориентиром в этой среде является кампания Cisco. И мы стали присматриваться к ним, следить за их разработками. Затем Panduit проявил инициативу в создании совместных лабораторий, которые оказались очень успешными. После того, как внутри компании Cisco потребители убедились в высочайшем качестве нашей продукции, в Cisco приняли стратегическое решение о полной переориентации всей внутренней инфраструктуры на продукцию компании Panduit. Это позволило нам еще больше сблизиться, лучше понять их бизнес. Сейчас ситуация такова: мы являемся ведущим инфраструктурным партнером Cisco, мы совместно с Cisco продвигаем инициативы и разрабатываем очень крупные, очень важные проекты. Мы движемся в сторону взаимопроникновения и взаимовлияния. Сейчас мы открываем наши лаборатории, наши технологические подразделения для компании Cisco, чтобы они представляли будущее инфраструктуры и могли использовать эти знания для разработки своих самых современных решений.

CNews: Какие рынки наиболее интересны вашей компании и что нового Panduit собирается предложить своим клиентам?

Александр Брюзгин: Наша компания видит для себя два основных вертикальных рынка — это финансовый и нефтегазовый рынки. И мы видим для себя два горизонтальных основных приложения — это система автоматизации зданий и решения для центров обработки данных. Вот эти области, где мы считаем себя технологическими лидерами, лидерами по качеству, производительности, по генерации новых решений и так далее. Именно на этих направлениях мы концентрируем наши материальные и интеллектуальные ресурсы.

Если говорить о новинках, то, прежде всего, это претерминированные решения, то есть заранее приготовленные производителем компоненты инфраструктуры, которые не требуют сложного и трудоемкого монтажа. Грубо говоря, работая вместе с нашим партнером, мы готовим инфраструктуру уже на заводе Panduit, после этого мы доставляем ее, и наш партнер просто размещает уже готовую инфраструктуру в нужных площадях. Так нам удается достигать совершенно фантастических скоростей реализации проектов. Поскольку заказчику вместо того, чтобы, например, сваривать оптическое волокно, обжимать коннекторы и так далее, нужно только вставить уже готовые кассеты в соотвествующие конструктивы. Таким образом, также достигается сверхвысокая плотность монтажа. Ведь теперь монтажнику не нужно дополнительное пространство для проведения работ по монтажу или обслуживанию СКС. А плотность в современном мире — это, прежде всего, экономия места, это улучшение экономических показателей. Например, мы сейчас ведем переговоры о создании очень крупного, возможно, крупнейшего в России коммерческого центра обработки данных. И его создатели и владельцы заинтересованы в том, чтобы продать как можно больше площади. Поэтому им важно, чтобы их собственное оборудование, обслуживающее клиентов, размещалось на как можно меньшей территории. Поэтому они выбирают максимально высокоплотные, экстремально высокоплотные решения, то есть претерминированные.

Вторая группа решений — это новинка, которую мы выпустим в начале следующего года. Это новая система управления физическим уровнем сети. Сейчас на рынке существует три основных технологии — RiT, iTRACS и Systimax. Наша технология будет четвертой, принципиально отличной от всех. Это будет настоящий технологический прорыв для очень многих отраслей, прежде всего, тех, что связаны с автоматизацией зданий.

Еще одна наша новинка, которая уже имеет значительный и даже более чем значительный успех в России — это наши шкафы. Во-первых, это коммутационный шкаф для кроссировки больших коммутаторов Cisco шеститысячной и девятитысячной серии. Во-вторых — это наши серверные шкафы, опять таки абсолютно уникальные изделия. Мы приобрели патент у компании IBM на специальную пассивную охлаждающую дверь, которая позволяет нам теперь обслуживать самые современные блэйд-системы с отводом более двадцати киловатт энергии без применения каких бы то ни было активных компонентов.

Мы остаемся компанией, производящей пассивные компоненты, при этом нам удается делать совершенно фантастические продукты.

Источник cnews.ru


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».