/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Экономика высоких технологий /  Hi-tech и экономика сегодня /  Интервью с экспертами /  Сергей Ежов: Дядя Сэм подсовывает за нефть свеженапечатанные зеленые бумажки  

Сергей Ежов: Дядя Сэм подсовывает за нефть свеженапечатанные зеленые бумажки

Еще год назад в экспертном сообществе достаточно скептически оценивалась вероятность выхода мировых цен на нефть за отметку $100 за баррель.

Сегодня баррель смеси Brent стоит $90. Уровень в $100 можно рассматривать как психологически важный рубеж, преодоление которого способно спровоцировать ряд негативных процессов в мировой экономике и политике. Не менее важным дестабилизирующим фактором является продолжающееся падение доллара.

О том, какие последствия ожидают экономику, в какой степени «дорогая нефть» и «дешевый доллар» затронут Россию, экспертному каналу ВШЭ-OPEC рассказал заместитель директора Топливно-энергетического независимого института Сергей Ежов:

Не надо исходить из того, что все, что происходит, разумно. Это действительно рыночный механизм со всеми его недостатками. Если мы вспомним конец 1970-х — начало 1980-х годов, то ситуация была схожая. Цена в долларах примерно такая и была, с учетом инфляции, — те же $90 за баррель. Конечно, в конце концов маятник качнулся в другую сторону, мало не показалось! Сейчас складывается похожая ситуация.

Если недавно можно было предполагать, что ценовой уровень стабилизируется на комфортной величине (на мой взгляд, любая цена больше $50 комфортна для России), то сейчас все больше и больше ощущение, что в обозримом будущем начнется откат. Просто надо понимать, что на адаптацию требуется время, и в один момент рынок не перестраивается. Ситуация с такими высокими ценами на нефть не выглядит стабильной, и кончится все ее обрушением. Но я не возьмусь прогнозировать глубину этого обрушения и его точную дату.

Можно лишь сказать, что все-таки не надо забывать об инфляции доллара, и вероятность падения нефти до $9 за баррель (минимальная цена в 1986 году) крайне мала. Скорее всего, нижний предел находится на уровне $20-$25 за баррель (цена в 1986 году с учетом инфляции), по крайней мере, хотелось бы в это верить.

Что касается доллара — обычная ситуация. В последний раз было то же самое. Начало мирового энергетического кризиса и рост цен на нефть совпали с девальвацией доллара и отказом от Бреттон-Вудской валютной системы. Я помню еще карикатуры в советском журнале «Крокодил» про то, как свободолюбивым арабским трудящимся Дядя Сэм подсовывает за нефть свеженапечатанные зеленые бумажки. Просто тогда мы еще не были в этой экономике, для советского народа это все были очень далекие и смешные события. Но определенная связь между силой доллара и ценой на нефть, эмпирическая связь — несомненный факт.

Ситуация сейчас несколько другая. Нет Советского Союза, появились сильные азиатские экономики, появилась евро, а зависимость США от импортных поставок в два раза выше. Сейчас США обеспечивается свою экономику только на треть, а тогда — больше чем на две трети. Тем не менее, доллар по-прежнему является «мировыми деньгами», и точно так же дешевеет по мере роста цен на нефть.

Может ли это привести к кризисным явлениям на мировом рынке?

Мы волнуемся: для нас нефть — это нечто жизненно важное. Но если брать те же США, то там все затраты на нефтяное сырье — это 3,5% ВВП. Ну, стало 3,5% вместо 2%, — все равно это не определяющий фактор. Экономика там уже давно не нефтяная. То есть, конечно, нефть — это главный энергоноситель, физически без нее жить вообще нельзя, но с финансовой точки зрения не играет определяющей роли в экономике развитых странах.

Будет дороже стоить бензин — он и сейчас недешей. В США есть даже политические проблемы из-за этого. 75 центов за литр, но ведь ничего, ездят, могут такие цены выдержать. Если бы у них в расходной части нефть занимала столько же, сколько у нас в доходной, конечно, это был бы совсем другая ситуация. Или если бы нефти физически не стало — тогда бы все рухнуло. Но заплатить лишнюю цену они имеют возможность, и катастрофических последствий не будет.

Вот если рухнет долларовая валютная система, то это будет, конечно, серьезно. Последствия невозможно оценить, таких событий в послевоенной истории просто не было.

При очень высоких ценах на нефть в России растет неэффективность управления нефтяным сектором. Это так?

Голландская болезнь затрагивает, главным образом, не нефтегазовые отрасли экономики. В чем ее основные черты — это переток ресурсов в сырьевой сектор и снижение конкурентоспособности других отраслей из-за усиления национальной валюты. Что мы и наблюдаем.

А в чем проблема непосредственно в нефтяном секторе? Да, понижается эффективность, но ведь именно доходы позволяют жить с такой эффективностью. Кроме того, чем выше цена, тем больше надо добывать. Соответственно, реализуются более капиталоемкие проекты, внедряются более сложные и современные технологии добычи. У нас кратно растет добыча на многих месторождениях, на которые в 1990-е годы практически уже махнули рукой.

Наиболее известный пример — это ТНК, хотя и другие компании тоже стараются не отставать. То есть, при лучшей ценовой конъюнктуре растут капитальные вложения и внедряются более продвинутые технологии — это факт, проверенный на мировом опыте. Будут ниже цены — снизятся капитальные вложения, придется урезать затраты. В той или иной степени это происходит и в других странах, и я не вижу глобальной проблемы, что какая-то часть средств тратится не очень эффективно.

Надо заметить, что основная часть нефтяной выручки идет государству, почти 90% прироста цены идет в бюджет. Так что тут больше про эффективность государства надо задумываться, а она у нас действительно не на высоте. Не зря ведь по уровню коррупции мы соседствуем с Индонезией и Нигерией, и едва ли не половина стран, которые мы опережаем, являются экспортерами нефти, включая, Казахстан, Азербайджан и Венесуэлу.

Источник www.opec.ru


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».