/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Малому кораблю — большое плавание

Административный фактор вывел Пермский край в лидеры развития венчурной инфраструктуры. Но регион пока не готов обрадовать инвесторов обилием проектов, готовых для вложений.

В Пермском крае впервые на Урале создана система венчурного инвестирования, включающая сразу несколько взаимодействующих фондов. Мы беседуем с генеральным директором агентства содействия инвестициям Пермского края Андреем Мущинкиным и директором Пермского венчурного фонда Ильей Балашевым.

— Почему именно Пермский край стал пионером среди субъектов РФ в развитии венчурного инвестирования?

Андрей МущинкинА. М.: Правительство Пермского края проводило последовательную политику в области инноваций. По его инициативе еще в 2003 году возник первый региональный венчурный фонд в России — Пермский фонд содействия венчурным инвестициям (с 2006 года — агентство). О подобной поддержке в нашей стране тогда никто не думал, не было Российской венчурной компании, региональных венчурных фондов. Программа развития таких фондов написана МЭРТ на основе нашего опыта. Затем создан Венчурный фонд в Татарстане.

— Зачем краю столько венчурных организаций, они не мешают друг другу?

А. М.: У них разные задачи. Основная функция агентства (его единственный учредитель — администрация Пермского края) — софинансирование инновационных проектов через участие в уставном капитале. За четыре года рассмотрено более 160 заявок на финансирование, но выбрано всего шесть проектов. Два реализуются частными инвесторами самостоятельно: ЗАО «ЭР­Телеком» (поставщик телекоммуникационных услуг по принципу triple play — видео, голос, данные) и ЗАО «Пеноситал» (производство пеностеклянных материалов, разработка технологий и поставка заводов пеностекла). Остальные нашли применение в различных отраслях: от малотоннажной химии и до глубокой переработки древесины. Всего фонд инвестировал 111 млн рублей, полученных из бюджета Пермского края.

В Прикамье есть также Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно­технической сфере. Это некоммерческая организация, получившая по 95 млн рублей из краевого и федерального бюджетов по программе региональных венчурных фондов. Сам этот фонд хозяйственную деятельность не ведет. Он покупает паи закрытого паевого инвестиционного фонда особо рисковых (венчурных) инвестиций (ЗПИФ) «Региональный венчурный фонд инвестиций в малые предприятия в научно­технической сфере Пермского края (Пермский венчурный фонд)». Сегодня общий размер ЗПИФ составляет 200 млн рублей, но до конца года планируется его увеличение на 180 млн рублей, из которых половина формируется за счет бюджетных средств, а вторая — частными инвесторами. На средства этого фонда приобретаются доли в компаниях.

— Каковы критерии выбора проектов?

А. М.:Только экономические: потенциал роста капитализации бизнеса. Опыт показывает, что прямые вложения — это эффективный механизм «запуска» новых проектов. Государственные инвестиции не только создают новые рабочие места, но и позволяют привлечь дополнительные средства от частных инвесторов.

 

Ищу рисковые проекты

— Насколько перспективно ведение венчурного бизнеса в Пермском крае по сравнению с другими уральскими субъектами РФ?

Илья БалашевИ. Б.: В Перми много перспективных идей в сфере инноваций, но основная их масса не проработана. Предприятия и изобретатели не имеют реалистичных бизнес­планов. Если проекты мирового уровня новизны на этой стадии и есть, то их собственники предпочитают взаимодействовать с западными фондами: там лучше отлажен механизм. Соответственно разработок, которые были бы готовы для классического венчурного инвестирования, практически нет. Есть несколько проектов, не являющихся в полном смысле слова венчурными: это уже «подросшие» компании.

— Какова оптимальная схема взаимодействия науки и бизнеса в Пермском крае?

И. Б.: Создание венчурных фондов. Но оно должно догонять спрос на венчурные проекты, конечными потребителями которых является крупный бизнес. Это компании, которые не только сами тратят значительные деньги на разработки, но иногда и покупают новые технологии у небольших коллективов. В Швейцарии работает другая схема: разработку новых продуктов ведут маленькие коллективы, а если их работа признана успешной, их приобретают компании ­гиганты.

Но чтобы крупный бизнес заинтересовался инновациями, рынок должен дойти до стадии, когда дальнейшее развитие без них невозможно. Новые технологии становятся необходимы для того, чтобы на чем­-то сэкономить, за счет чего­-то получить большие продажи. И пока этого не произойдет, большого спроса на венчурные компании не будет.

А. М.: Венчурное инвестирование представляется практически единственно возможным способом развития малых инновационных предприятий. Начинающим пермским бизнесменам «из науки» просто негде больше взять средства: нет залоговой базы, отсутствует стабильный денежный поток, да и сами предприятия слишком мелки для крупных кредитных организаций. Бизнес­ангелов в Перми очень мало, чтобы можно было говорить о серьезных инвестициях с их стороны. Поэтому государство вынуждено создавать недостающие элементы финансовой инфраструктуры — венчурную индустрию.

 

На защиту маленьких

— В каких отраслях Пермского края наблюдается всплеск инноваций, где ожидаете появление новых разработок?

А. М.: В регионе хорошо развита химия, новые материалы, машиностроение — это отрасли специализации Пермского края. Они и наиболее перспективны. Такие разработки наиболее успешны в плане поиска инвестора среди проектов малых инновационных компаний из прочих отраслей. Для этих компаний есть внутренний заказчик — крупные предприятия по профилю, развитая научная база. Поэтому малые предприятия в этих отраслях все равно будут рождаться.

Для Урала и Перми характерно появление малых машиностроительных предприятий: у этой отрасли в Прикамье хорошие позиции. Проблема в том, что в машиностроении очень невысокая рентабельность.

— Назовите наиболее перспективные пермские проекты, проходящие сейчас стадию коммерциализации.

А. М.: ЗАО «Новомет» — освоение выпуска оборудования для коммерческой добычи метана из угольных пластов. Предприятие планирует выйти на новый рынок коммерческой добычи метана из угольных шахт, вторичный эффект — повышение безопасности добычи угля. Этот проект инвестиций не требует, компания сама готова проинвестировать потенциальных пользователей: рынок такого оборудования только зарождается.

ЗАО «Экат» привлекает инвесторов (потребность — 21 млн рублей) для расширения производства и создания сбытовой сети систем очистки и стерилизации воздуха с использованием сверхпроницаемых катализаторов и низкотемпературного плазменного разряда. Инвестиции также требуются для разработки принципиально новых компактных устройств генерации водорода и синтез­газа, которые будут нацелены на создание будущих рынков водородной энергетики. Это мобильные, ультракомпактные и микрогенераторы водорода из органического сырья.

ООО «МАС­Композит» ищет инвестиции для создания производства деталей из композиционных материалов для строительной и добывающей отраслей (радиальные опоры, керны, остовы подпятника, седла розетки, фрезы, торцевые уплотнения, сухари). Разработанная технология решает проблему износостойкости и прочности деталей, функционирующих в среде, содержащей вещества повышенной твердости. Запрашиваемые средства (всего 20 млн рублей) необходимы также для продвижения продукта на рынок.

Перспективны малые компании в сфере информационных технологий. В сегменте программного обеспечения в Перми есть свои отраслевые лидеры («Прогноз», «Парма­Телеком» и др.) и научная школа. Кроме того, региональное министерство промышленности и природопользования намерено создать инновационный бизнес­инкубатор. Цель такой инфраструктуры в ИТ — стажировка начинающих специалистов, создание нового проекта и последующее основание ими собственного бизнеса либо интеграция нового проекта в крупную компанию. На создание бизнес­инкубатора Пермский край планирует получить субсидию МЭРТ в размере 40 млн рублей и удвоить сумму за счет собственных средств.

Источник: «Эксперт»


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».