/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Экономика высоких технологий /  Hi-tech и экономика сегодня /  Направления научно-технической политики /  Стратегии и тактики рынка интеллектуальной собственности  

Стратегии и тактики рынка интеллектуальной собственности

Реформа рынка интеллектуальной собственности в России должна учитывать статистику инноваций, международный опыт и опыт конкретных организаций.

На долю России приходится сейчас лишь 0,3% мирового рынка хай-тек — это лишь одно из следствий несовершенной системы законов об интеллектуальной собственности. Новые законопроекты об интеллектуальной собственности находятся на рассмотрении в Правительстве, они должны решить основные проблемы возникновения, распределения и прекращения прав на интеллектуальную собственность, а также вопрос о компенсационных платежах. Цель — вывести Россию из технологического тупика.

Круглый стол «Проблемы капитализации интеллектуальной собственности: статистический, правовой и экономический аспекты», организованный Группой экспертного прогнозирования «СтратЭГ», экспертным каналом «Открытая экономика» и Центром стратегических разработок (ЦСР) прошел 8 июня в Центре Стратегических Разработок в «Александр-хаусе». В нем участвовали представители Минобрнауки, Роспатента, Роснауки, Торгово-промышленной палаты РФ и ОПОРЫ России инновационного бизнеса, МГУ, С-ПбГУ и других ВУЗов, ведущие ученые.

Основные проблемы, возникающие перед нашей наукой и экономикой на пути инновационного развития, во вступительном слове обозначил бывший министр науки РФ Борис Салтыков: система передачи прав на результаты научной деятельности исполнителям, оправданная постановка интеллектуальной собственности (ИС) на баланс, статистика инноваций, учитывающая как «железо», так и патенты — вот то, что, по мнению г-на Салтыкова, необходимо для построения национальной инновационной системы. Но начиная реформу патентно-лицензионной системы в России, нужно прежде оценить результаты аналогичных реформ в других странах, считает ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев.

Закон Бай-Доула, принятый в США почти 30 лет назад и последовавшие судебные прецеденты в корне изменили патентную систему страны. Права на интеллектуальную собственность по закону должны были передаваться ее разработчикам, что сразу же вызвало резкий всплеск патентования. Появились специализированные патентные суды, при университетах открылись отделы лицензирования и т. д. В конце-концов сложились «правила игры» для изобретателей — в среднем в США они получают 40% от продажи лицензий на их изобретения, зарегистрированные на университеты, при этом чем выше ставка, тем зачастую больше доход. Так что появляется стимул изобретать.

Однако спустя десятилетия результаты реформы кажутся уже не столь однозначными: патенты в среднем окупают лишь 15—20% затраченных на исследование сумм, причем четверть всех доходов приносит 1% патентов. Очень многие компании и целые отрасли в принципе не используют патенты, полагаясь на коммерческую тайну.

Согласно международному исследованию 77 патентных реформ в 60 странах, результаты которого процитировал г-н Гуриев, усовершенствование законодательного регулирования интеллектуальной собственности совсем не обязательно ведет к увеличению инновационной активности. В тех же США сегодня идет большая дискуссия по патентам — многие указывают, что «патентный бум» нужно контролировать, а процедуру патентования ужесточить.

49 тысячных процента ВВП

 

Со слов представителей Роспатента Олега Стрелкова и Олега Степнова, по данным Росстата в 2006 году в РФ использовалось около 8 тысяч изобретений. Причем только 2480 из них — с приоритетом не более 4 лет, многие изобретения были сделаны еще во времена СССР. Использование промышленной собственности, по подсчетам специалистов Роспатента, дает 49 тысячных процента российского ВВП.

Самое печальное, констатировали представители Роспатента, что корреляции между выросшими растущими в разы затратами государства на науку и инновационной активностью пока не прослеживается.

Директор одной из самых известных патентных фирм «Транстехнология», глава комитета по ИС и инновациям ОПОРЫ России Наталья Золотых также считает сложившуюся в России систему защиты интеллектуальной собственности неэффективной. ОПОРА и ВЦИОМом проводили специальные исследования малых фирм, которые показали: сегодня предпринимателям, особенно малым, выгоднее сохранить свои наработки в тайне. Причины этому — крайняя запутанность законодательства в части прав на распоряжение интеллектуальной собственностью. Показательно уже то, что ГК РФ и патентное законодательство по-разному определяют понятие интеллектуальной собственности. Наталья Золотых постоянно консультирует компании по вопросам интеллектуальной собственности, и, по ее словам, зачастую сталкивается с фактами приобретения иностранных технологий при наличии аналогичных отечественных. Что делать в сложившейся ситуации? Существо законов менять не надо, нужно совершенствовать правоприменительную практику и исправлять расплывчатость формулировок, считает Золотых.

Иного мнения придерживается Дмитрий Кулиш, создатель биотехнологической компании «ДКИС», в прошлом — директор по инвестициям INTEL Capital. Он уверен, что 8-я глава Патентного закона РФ убивает русский хай-тек, так как создает непреодолимые преграды на пути передачи технологии из госучреждения бизнесу. Например, «ДКИС» пришлось потратить $800 тыс. на оборудование собственной лаборатории, так как нормально проводить НИОКР (R&D) в государственном НИИ и потом передавать от него патент невозможно. Впрочем, собравшиеся до конца не разобрались в трудностях г-на Кулиша — во многом потому, что в России проблемы такого рода обычно решают «под столом», используя юридическую размытость в определении того, создана ли интеллектуальная собственность сотрудником в рабочее или во внерабочее время.

Интеллект на продажу

 

Лаборатория компьютерной графики МГУ, которую представлял Антон Конушин, испытывает несколько другие проблемы. Вместо лицензирования собственных запатентованных технологий лаборатории приходится работать над созданием интеллектуальной собственности с нуля для иностранных заказчиков. В итоге: суммы контрактов невелики, прибыли нет, все результаты, включая вспомогательную интеллектуальную собственность, полностью передаются иностранцам, контракты приходится согласовывать своими силами.
В таких условиях (и заметим, что 8-я глава Патентного закона здесь ни при чем) заказчикам невыгодно заключать контракт с университетом, а проще переманить нужного ученого к себе или сотрудничать с его стартапом, также юридически выведенным за пределы вуза. Казалось бы, проблемы лаборатории г-на Конушина может решить центр трансфера технологий, существующий при МГУ, но у него, как рассказал его директор Олег Дьяченко, хватает своих сложностей.

Главная из них — в перечень разрешенных Минфином для вузов видов экономической деятельности получение лицензионных платежей за интелелктуальную собственность не входит, что автоматически делает любое патентование нецелесообразным. Собравшиеся эксперты сразу же указали г-ну Дьяченко выход — МГУ должен перейти в форму автономного учреждения. Понятно, что выход этот гипотетический и для главного вуза страны невозможный, поэтому Олегу Дьяченко осталось только настаивать на предоставлении равных прав ГУ и АУ.

Что будет меняться

 

Встреча близилась к концу, когда слово попросил Валерий Федорков, начальник отдела государственной политики в области интеллектуальной собственности Минобрнауки. Он сообщил собравшимся, что согласен со многими обозначенными проблемами. Более того, Министерство образования и науки реагирует на все те сложности, о которых на круглом столе шла речь, и в Правительстве уже находится ряд законопроектов, учитывающих многие проблемные моменты.

Завершается формирование системы регулирования прав на результаты научно-технической деятельности (РНТД), созданной за бюджетные деньги. Она состоит из трех блоков: закрепления, учета, контроля за использованием. Кроме того, правительству представлены два проекта, согласование которых с МЭРТ и Минфином шло долгие месяцы — об использовании доходов от лицензирования и продажи интеллектуальной собситвенности и об условиях распоряжения ею. Законопроекты, не прошедшие согласование в Минфине, тем не менее, уже попали в аппарат Правительства, и в целом одобрены.

Итак, деньги от продажи и лицензирования интеллектуальной собственности планируется разрешить тратить на:
— выплаты вознаграждений авторам,
— правовую охрану ИС,
— новые НИОКР.

Все это, естественно, по согласованию с профильными госорганами.
В законопроекте по распоряжению федеральными и региональными технологиями, по словам г-на Федоркова, будут решены основные проблемы распределения и прекращения прав на интеллектуальную собственность, а также «постараются решить вопрос о компенсационных платежах».

«Минфин дрогнул!» — обрадовал собравшихся Валерий Федорков. Если раньше там предлагали забирать в федеральный бюджет все доходы от патентования интеллектуальной собственности, полученные госучреждениями, то теперь согласны на 50%. Впрочем Минобрнауки требовал полностью отметить изъятие средств, а аппарат Правительства склонялся к компромиссным 10%. О том, что Правительство решит и итоге, мы узнаем 1 сентября — именно к этому сроку все законопроекты должны быть полностью согласованы.

Источник: Национальный информационный центр по науке и инновациям

 


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».