/
КонтактыО проекте Блог
Galaktika

Вход | Регистрация


Запомнить меня
Забыли пароль?

 

  ПОИСК


 
 

 

Экономика высоких технологий /  Hi-tech и экономика сегодня /  Cтатьи, аналитика /  Узаконенный союз науки и образования  

Узаконенный союз науки и образования

Для взаимодействия науки и образования теперь появилось законное основание — в конце прошлого года принят закон об интеграции, который призван преодолеть массу административных и правовых барьеров. Вот только как по писаному случается редко. По мнению экспертов, документ требует серьёзной доработки. Иначе он вряд ли сможет реально укрепить сотрудничество научных институтов и вузов.

Весьма популярная сегодня идея интеграции науки и образования для России, в общем-то, не нова: её сформулировали почти три столетия назад при создании Академии наук. Но всё это время реализовывалась она без соответствующей правовой базы. Большие надежды возлагались на закон об интеграции. Разработка и утверждение документа затянулись на годы. И когда в декабре 2007-го наконец приняли Федеральный закон № 308 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам интеграции образования и науки» (далее закон об интеграции), оказалось, что при всех его плюсах многие ожидания не оправдались.

Имуществом делиться надо

Принятый закон об интеграции устанавливает правила, позволяющие координировать и объединять кадровые и материальные ресурсы для достижения общих целей науки и образования. Эти сферы всегда были тесно связаны между собой: наука обогащает образование новыми знаниями, разрабатывает прогрессивные методы обучения, а образование питает науку молодыми кадрами.

В качестве основных форм интеграции в законе прописаны следующие. Институтам и вузам разрешили создавать союзы и ассоциации, совместные лаборатории и кафедры, а также на безвозмездной основе предоставлять друг другу в пользование движимое и недвижимое имущество. Кроме того, учебным заведениям позволили за счёт грантов проводить исследования и экспериментальные разработки и привлекать к ним научных сотрудников; а исследовательским структурам (при наличии соответствующей лицензии) — вести образовательную деятельность по программам послевузовского и дополнительного профессионального образования.

Многое из перечисленного может вызвать недоумение, поскольку давно уже реализуется на практике. Но именно в этом и заключалась одна из главных целей нормативного документа: узаконить распространённые формы взаимодействия науки и образования, в частности, создание в университетах совместных с НИИ кафедр, а в институтах — лабораторий, ориентированных на специальности вузов-партнёров.

«На самом деле совместные кафедры существуют уже десятки лет. Для науки это основной источник пополнения молодыми кадрами, — говорит председатель совета директоров институтов РАН, директор Института проблем химической физики РАН академик Сергей Алдошин. — Например, у нашего института всегда была базовая кафедра в Физтехе. Другое дело, что для её работы фактически не было законных оснований. Поэтому проверяющие органы (налоговая инспекция и Счётная палата) предъявляли нередко претензии: в институте работают студенты, а договорные отношения об аренде с вузом не оформлены. Приходилось долго объяснять, что эти студенты нужны нам, и мы сами даже готовы доплачивать вузу. Законодательно урегулировать данный вопрос было крайне важно».

В этой связи эксперты особо отмечают в законе положение, где говорится о безвозмездном пользовании имуществом. Хотя в то же время они выражают сомнения в полноценном исполнении этой нормы. «Для всех очевидно, что имущественные вопросы не могут регулироваться только законами в сфере науки и образования, — говорит директор Центра научно-технической, инновационной и информационной политики ГУ-ВШЭ, специалист по вопросам интеграции науки и образования Татьяна Кузнецова. — За несколько лет, пока законопроект утверждался, многие его положения по разным причинам были исключены. Изначально предполагалось, что одновременно с законом об интеграции будут внесены изменения и дополнения в некоторые другие документы, в частности, налоговый и гражданский кодексы. Интеграцию могут обеспечить только комплексные меры. Но, к сожалению, их не удалось принять».

Борьба за магистров

Значимость и ценность документа, по мнению экспертов, существенно снизило и то, что ко второму чтению из законопроекта изъяли норму, позволяющую научным институтам открывать магистратуру.

«Академический институт имеет право создавать аспирантуру и докторантуру, но почему-то не может учреждать магистратуру, — недоумевает академик Сергей Алдошин. — Раз в стране ввели двухуровневую систему обучения, очень важно готовить магистров на базе НИИ, где они смогут получить необходимую специализацию. Понятно, что для этого у институтов должна быть аккредитация, должна быть хорошая материально-техническая база, сильный преподавательский состав. Хотя с последним требованием, думаю, проблем не возникнет: большинство членов Академии наук читают лекции для студентов, работают в вузах на полставки или четверть ставки. Поэтому запрет на открытие магистратуры, на мой взгляд, — один из существенных недостатков закона».

Представители сферы образования придерживаются противоположной точки зрения. «Я не хочу вызвать гнев коллег, но, по-моему, борьба за магистров — это как раз дезинтеграционный метод, — убеждён проректор по инновациям и стратегическому развитию Владимирского госуниверситета Сергей Аракелян. — Каждый должен заниматься своим делом: вузы — кадрами, Академия — наукой. Хотя если мы будем создавать некую интеграционную структуру, то полученной лицензией на подготовку магистров смогут пользоваться все её участники. В таком случае удастся снять остроту этого вопроса».

Финальную точку в споре, видимо, поставят ещё не скоро. Не исключено, что в закон могут внести изменения, касающиеся магистратуры.

«Пока это преждевременно, — считает один из разработчиков законопроекта, депутат Госдумы РФ, член президиума РАМН Сергей Колесников. — Поначалу я и сам выступал за подготовку магистров в научных институтах. Но в итоге мы решили изъять это положение из законопроекта, и, думаю, правильно сделали. До сих пор не очень хорошо понятно, как будет внедряться двухуровневая система образования в учебных заведениях. Вузы ещё сами не совсем к этому готовы. Нет смысла вносить сумятицу, подключая к этому процессу НИИ. Если переход на бакалавриат-магистратуру пройдёт успешно, тогда можно будет привлечь институты».

Революции не случилось

Столь ожидаемый и, казалось бы, нужный закон об интеграции науки и образования не получил общественного резонанса. Многие из тех, на кого распространяется его непосредственное действие, до сих пор с документом не ознакомились. «Пока не читал закон, — признаётся первый проректор Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР) Юрий Шурыгин. — Для нашего университета проблема интеграции не стоит остро. Мы уже давно и плодотворно сотрудничаем с академическими институтами. К тому же победа в конкурсе нацпроекта „Образование“ позволила нам серьёзно развить исследовательскую деятельность вуза. В системе ТУСУРа сейчас действует семь НИИ, а выработка на одного сотрудника по договорам на научные исследования составляет по 300 тысяч рублей — на уровне лучших показателей в России».

Получается, что учёные и вузовские преподаватели уже привыкли самостоятельно преодолевать бюрократические барьеры, поэтому довольно равнодушно отнеслись к очередной нормативной инициативе властей. Сами разработчики соглашаются, что закон не внёс революционных изменений во взаимодействии научных и образовательных учреждений.

«Закон об интеграции науки и образования — это некий компромисс, которого удалось достичь с Минобрнауки и Минфином, — говорит депутат Сергей Колесников. — Лично я сторонник более радикальных подходов к реформированию научного сектора. Например, необходимо разрешить бюджетным учреждениям — вузам и НИИ — создавать внедренческие инновационные структуры. Сейчас им это категорически запрещается. Из аргументов приводится один-единственный: если предприятие задолжает, финансовая ответственность ляжет на плечи государства. Безосновательные отговорки! Все эти вопросы можно прописать в уставе малой компании. Но чиновники руководствуются удобством своей работы, а не необходимостью развития интеграционных структур».

Деньги объединяют

За рамками действия закона об интеграции остались многие нерешённые вопросы. Например, все прописанные нормы касаются только бюджетных учреждений, в то время как в сфере образования появляется всё больше и больше негосударственных организаций, а в науке — внебюджетных структур. «Будет ли на них распространяться действие закона? — задаётся вопросом Татьяна Кузнецова. — Очевидно, что он требует дальнейшей доработки: следует принимать либо поправки, либо какие-то дополнительные правовые акты».

«Надо не только декларировать интеграцию, а предпринимать для её развития конкретные действия, — добавляет Сергей Аракелян. — Например, проводить совместные конкурсы для разных секторов науки. Государство сейчас выделяет большие средства, но их не нужно „размазывать“ по разным организациям: не отдельному вузу давать грант, а в комплексе с другими вузами и академическими институтами. Деньги могут стать хорошим стимулом, чтобы объединиться в рамках какого-то проекта».

«Понятно, что этот закон, впрочем, как и любой другой, несовершенен, и его нужно ещё серьёзно дорабатывать, — подытоживает академик Сергей Алдошин. — Но важно, что у процесса интеграции науки и образования теперь появилась законодательная база. Поэтому есть надежда, что взаимодействие институтов и вузов усилится».

Источник www.strf.ru


« Назад

Хиты

В России начались испытания аппарата «Луна-25»
В России начались испытания аппарата «Луна-25»
Российские специалисты начали испытания аппарата «Луна-25» («Луна-Глоб»), который в 2019 году должен приступить к изучению спутника Земли. Об этом в ходе выставки Paris Air Show-2015 в Ле-Бурже РИА Новости сообщил представитель «Объединения имени Лавочкина», представившего там макет аппарата. 
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Первый в истории частный спутник на солнечном парусе вышел на орбиту
Разработан и построен он был на деньги некоммерческого Планетарного общества США, объединяющего энтузиастов исследования дальнего космоса. 
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос отложил оглашение результатов расследования аварии «Прогресса»
Роскосмос продлил на неопределенный срок работу комиссии по расследованию причин произошедшей 28 апреля 2015 года аварии транспортного грузового корабля (ТГК) «Прогресс М-27М».